00:03 

Lavi team. Квест 5. Работы по заявке другой команды

Lavi-team
Страйк!


Задание: «Последнее испытание»

Название: Шанс на выживание
Автор: Lavi-team
Бета: Lavi-team
Форма: фик
Размер: миди (11862 слова)
Пейринг/Персонажи: Лави, Канда, герои "Тумана" С.Кинга
Категория: джен
Жанр: приключения
Рейтинг: R
Краткое содержание: остановившись передохнуть в небольшом отеле, главный герой и не предполагал, что, во-первых, окажется в практически безвыходной ситуации, во-вторых, повесит на себя ответственность еще за нескольких человек, а в-третьих, снова вернется на давно оставленную войну...
Примечание: данный фанфик является сиквелом повести Стивена Кинга "Туман". Имеются отсылки к фанфику "Отель «У пропавшего экзорциста»" Kira Kuroi.
Предупреждение: нецензурная лексика

Сегодня двадцать третье июля 19.. года, на дворе три часа ночи, за окнами не видать ни зги, и это не потому, что сейчас глухая ночь. Просто туман очень густой.
Я просидел в отеле четверо суток, даже немного больше, если учесть, что я заселился незадолго до страшной бури, оставившей без электричества и связи добрую часть западного Мэна (как тогда все думали). Я, однако, так вымотался после почти двенадцати часов за рулем, что благополучно все проспал, благо мне доводилось спать и под артиллерийским огнем... Проснулся я, только когда порывом ветра вышибло окно, а на меня рухнула плохо укрепленная гардина. Мог ли я подумать, со сдержанным матом выпутываясь из пыльной тряпки, что она спасла меня не просто от мелкого стеклянного крошева, но и от куда более худшего?
Я, натягивая джинсы, выглянул в окно и подавил желание протереть глаза: вслед за ушедшей куда-то дальше грозой на город стремительно накатывала волна тумана. Туман был ярким, белым-белым, совершенно непроницаемым, и он не струился, не заполнял низины и промежутки между домами, эта мертвенно-белая стена казалась ровной, словно отчерченной по линейке.
С одной стороны, в мире происходят и не такие чудеса, я уж навидался за свою жизнь, с другой – этот туман именно что не выглядел явлением природы. Повторяю – очень уж ровной была эта наступающая белая стена, чересчур густым казался туман, а когда мне показалось, будто где-то там мелькнула большая тень, не похожая ни на грузовик, ни на башенный кран, даже если принять во внимание рефракцию и прочие оптические эффекты... Словом, я предпочел поскорее убраться из номера с разбитым окном и спустился в холл, где сообщил портье о случившейся неприятности и поинтересовался, часто ли в этих краях бывает настолько густой туман и долго ли держится? А то мне нужно снова садиться за руль, а ехать в условиях нулевой видимости, мягко говоря, не улыбается...
Портье сперва не поверил всклокоченному сонному постояльцу в мятой футболке и потертых джинсах, потом соизволил выглянуть наружу и принялся чесать в затылке. Пока он звал остальных служащих, пока они обсуждали, что ж это такое, почему ничего не было в новостях... ах, телеантенну сорвало ветром! Но и радио выдает одни помехи... Словом, я на всякий случай перегнал свой "додж" поближе к входу, благо на стоянке как раз освободилось местечко. Втискивать туда этот стальной шкаф пришлось буквально по миллиметру, но я решил, что лучше уж раздавлю пару малолитражек в случае чего, чем сам останусь без авто.
Это было уже почти забытое ощущение – ледяные иголочки вдоль хребта, не мурашки даже, куда там! От этого хотелось не просто передернуться всей шкурой, как кот, а буквально взвыть и полезть на стену. Все чувства кричали о надвигающейся опасности, но я был не только осторожен, как тот самый кот, но еще и любопытен, а потому решил немного подождать и посмотреть, что будет дальше. В конце концов, я никогда еще не видел такого тумана, а если в нем что-то и прячется... мне не впервой. Вот прочих обитателей отеля хорошо было бы предупредить, но они ведь не поверили бы мне, а просто покрутили пальцем у виска!
Меня переселили в другой номер, точно такой же, только этажом выше, и полдня я бездельничал, фланируя по холлу и выхватывая отдельные слова: "Шеймор... Туман... Норвэй... озеро..."
Постояльцы выезжали один за другим, а я выглядывал в окно, видел, как подступает снежно-белая стена, и боролся с мучительным желанием бросить вещи в машину и дать по газам и таким же сильным желанием узнать, во что все это выльется. Наверно, со стороны я был похож на наркомана в поисках дозы, потому что меня начали сторониться, но тут туман наконец накрыл отель, и всем стало не до меня. А потом не стало их самих: кто-то вышел посмотреть на невиданный туман и не вернулся, а кое-кто вломился обратно в холл отеля с криками ужаса и упал, заливая кровью чистый пол...
Не знаю, далеко ли успели уехать последние покинувшие отель: судя по всему, штат еще и тряхнуло, так что посреди дороги могли зиять трещины (что меня тоже крайне заботило, поэтому я уже присмотрел пару крепких дверей, которые можно было закинуть на крышу моего "доджа" и использовать их как переправу, случись что).
К этому моменту я уже забаррикадировался на своем третьем этаже. К окну я придвинул шкаф и подпер его поставленной на попа кроватью (спать можно и на полу, сейчас тепло). Припасов и воды у меня – я заблаговременно наведался в магазинчик неподалеку – должно было хватить на неделю как минимум, потому что я могу прожить пару дней на банке тушенки, не сдохнув с голоду (да что там, когда-то это считалось за королевское угощение!). А еще у меня было ружье, несколько коробок картечи и пара револьверов – просто на всякий случай. Вообще я не отказался бы от гранатомета или огнемета, но чего не было, того не было...
Я дурак, не отрицаю. Сколько лет живу на свете, не устаю поражаться собственному идиотизму: давно надо было валить отсюда, не щадя машины и не жалея патронов, так нет, приспичило поглядеть на... На туман. Собственно, ничего больше я в окно разглядеть не мог, а выходить как-то не тянуло. Я помнил, как вопил толстый дядька в ковбойской шляпе, лихо решивший пройтись до своего пикапа и взять что-то нужное. Он кричал, не переставая, минут сорок, не меньше, и, ей-богу, я не хотел представлять, что именно с ним происходило.
И вот сейчас, глядя на непроглядную пелену снаружи (в стекло уже несколько раз грянулось что-то увесистое, но, к счастью, не со всей силы), я вдруг вспомнил совсем другой отель. Там за окном тоже было белым-бело, только эта снежная белизна резала глаза, и оттуда тоже не было выхода. Вот только в том закрытом на зиму отеле в предгорьях я был не один, а с человеком, которому мог верить, как самому себе (или даже больше, потому что без него я запросто бы отравился или свалился с лестницы).
Кто-то из задержавшихся все же попытался уехать: я слышал скрежет металла на стоянке перед отелем и только молился, чтобы никто не запер мой "додж"... впрочем, я и на таран мог пойти, наваренная на радиатор решетка позволяла. Кто-то попробовал просто высунуться за дверь... если ему повезло, то смерть была быстрой, если нет, он мог позавидовать тому дядьке в ковбойской шляпе. В этом был только один плюс: для меня одного в отеле осталось даже слишком много провианта. Минус был таков: при неработающих холодильниках все это очень должно было протухнуть. Готовить же я опасался: тварей мог привлечь не только свет, как уверяли те храбрецы (ныне покойные), но и тепло плиты. В том-то отеле хоть припасы можно было хранить без проблем: зима, ледник...
Словом, я понимал, что меня ожидает интереснейшее приключение: мне нужно было навьючить на себя сумку с вещами первой необходимости, сумку с провизией, ружье и патроны, мелкими перебежками добраться до машины (слава богу, я не стал запирать двери, потому что это ржавое облезлое уродище никому, кроме меня, приглянуться не могло, а сразу разглядеть, какой там движок, не всякому по силам) и свалить отсюда в неизвестном направлении. Ах да, еще предстояло ориентироваться по... гм... видимо, встроенному биологическому компасу, как у перелетных птиц, потому что на расстоянии вытянутой руки уже нельзя было различить эту самую руку, а включать фары я бы поостерегся. Бонусом неплохо было бы закинуть в багажник несколько канистр с бензином, благо заправка совсем рядом, но я сомневался, что сумею провернуть такой фокус в одиночку.

***

Они приехали после полуночи, и я, признаюсь, не сразу рискнул высунуться из своего убежища.
Их было четверо: мужчина, две женщины (молодая и пожилая) и маленький мальчик. Сразу стало ясно – все они уже на последнем пределе, хотя старая леди держалась лучше всех остальных, вместе взятых. Во всяком случае, именно она швырнула в меня пустой бутылкой, когда под моей ногой скрипнула ступенька...
– О господи, живой человек! – всхлипнула та, молодая, в зеленой блузке (позже я узнал ее имя – Аманда).
– Как вы... откуда вы тут? – выдавил мужчина, пытавшийся загородить одновременно и ее, и мальчика.
– Живу я тут, – мрачно ответил я и поднял ружье дулом кверху. – Прочие постояльцы... съехали. Вы откуда?
Все они были из маленького городка неподалеку от Портленда. Именно там, как я понял из путаных рассказов, и началось это светопреставление. Во всяком случае, мужчина, назвавшийся Дэвидом Дрейтоном, рассказал, что туман появился после чудовищной, невиданной в этих краях бури, отголоски которой докатились и сюда, да только он не придал этому особенного значения (тут я восхитился, потому что не насторожиться, увидев этакий туман, идущий против ветра, довольно сложно!), взял сына, захватил соседа, да и отправился в магазин. Дома осталась жена, сказал он, глядя в сторону…
Что дело совсем уж неладно, он понял уже в городе, когда услышал тревожную сирену. Туман накрыл их в супермаркете, там они и отсиживались какое-то время, кое-как забаррикадировав большие окна от прячущихся в тумане тварей и даже пытаясь совершать вылазки наружу. Там Дэвид и познакомился с Амандой Дамфрис, молодой учительницей, а миссис Репплер знал и раньше. Ну а когда местная кликуша собрала вокруг себя, скажем так, небольшую секту… Пришлось прорываться к машине. К дому Дрейтона вернуться не удалось, дорогу перегородили упавшие деревья, поэтому они отправились прочь оттуда…
Я видел, ему хочется забиться в угол и разрыдаться, потому что всякому мужеству есть предел, вот только Дэвид взвалил на себя заботу не только о маленьком сыне, но и об Аманде с миссис Репплер. (Как я понял, изначально с ними был кто-то еще, но их съели по пути.)
– Выпейте-ка, – сказал я, сунув ему бутылку виски, – глотните как следует и ложитесь, поспите. Я посторожу.
– Билли...
– Никуда не денется ваш Билли. Я тут сижу уже давно, какая-то мерзость пыталась пробраться, но я ее прикладом прибил, даже патроны тратить не пришлось, – усмехнулся я. – Идите на третий этаж, я там все окна шкафами задвинул, один черт темно...
– А вы?
– А я покараулю.
– Я с вами, молодой человек, – вызвалась бабуля.
– Вы лучше тоже отдохните или вон за мальчиком посмотрите, я с детьми не умею обращаться, – покривил я душой и невольно скрипнул зубами.
Рикардо, Ричи, земля тебе пухом... И вечное проклятие тому пьяному уроду на ржавом "форде", оно его настигнет, обещаю, я это умею, да только тебя-то уже не вернуть...
– Ладно, – согласилась она. – Только, юноша, вижу, у вас два револьвера и еще ружье... вы бы дали старой женщине хоть что? Не беспокойтесь, стрелять я умею!
– Я не сомневаюсь, мэм, – ответил я совершенно серьезно и вручил ей один из своих кольтов. Кто-то скажет – "понты". Я отвечу – "акума". Убить тварь из этой штуки не выйдет, но шугануть – вполне, с этим и старушка справится, если ей не оторвет руки отдачей.
Я сходил на третий этаж, посмотрел, что там и как. Аманда улеглась на матрац в обнимку с мальчиком, они уже уснули. Дэвид глушил виски и тихо плакал, уткнувшись лбом в стену, и я не стал его трогать. Я сам когда-то надрался до зеленых чертей и чуть не бился головой о мостовую, требуя у всех демонов преисподней, чтобы мне вернули прежнюю жизнь, прежнего меня, моих друзей, мою любовь... К счастью, никто так и не откликнулся, даже моей души не возжелал... и прекрасно, а то могу представить, чего бы я там попросил с пьяных глаз!
"Хорошо быть старым и циничным", – подумал я, спускаясь в холл. До старости мне еще далеко, конечно, и, хотя время от времени подступает тоска... такие вот передряги бодрят как нельзя лучше.
– Вижу, вы не паникуете, молодой человек, – встретила меня миссис Репплер.
О, эти американские старушки! Они запросто могут забить грабителя клюшкой для гольфа или там мухобойкой... и я уже был наслышан о самодельном огнемете этой старой леди, вполне действенном, как выяснилось. Кстати, надо прихватить какой-нибудь репеллент и аэрозоли, в отеле с бытовой химией проблем нет…
– Не вижу смысла для паники, мэм, – ответил я. – Мы все умрем, это однозначно, но я постараюсь сделать это... м-м-м... с огоньком!
– Забавный подход, – усмехнулась она и положила револьвер на стол: он явно был тяжел для нее. – Говорите, вы тут с самого начала?
– Да. Я ехал издалека, остановился отдохнуть, а пока отсыпался... – я развел руками. – Я решил, что ехать в тумане опасно, а отдохнуть еще полсуток не повредит... Лучше бы я сразу прыгнул за руль! Вам-то каким чудом удалось добраться сюда?
– Сама не возьму в толк... – Миссис Репплер посмотрела в сторону. – Представляете, нас чуть не линчевали... Я и представить не могла, что простые люди в городке вроде нашего вдруг обезумеют настолько, что попытаются принести в жертву Билли!
– Однако... – выговорил я. – Я... Я понимаю, что они были испуганы, но настолько!..
– Там оказалась одна чокнутая, – непосредственно сказала она, – с ее подачи все и началось. Бедный Билли... хотя он-то, наверное, и не понял ничего, а вот его отец напугался до полусмерти. Вы же понимаете, у него жена осталась там, у озера... И... он все успокаивает сына, что они вернутся, но ясно, сам в это не верит. Не знаю, что видели тут вы, но мы по пути насмотрелись на такое...
Она передернулась и обхватила себя за плечи. Я принес ей мохнатый теплый плед из комнаты управляющего.
– Спасибо... Что делать дальше, не представляю, – сказала миссис Репплер, глядя в сторону. – Ну, то есть, наверно, мы будем ехать, пока не кончится горючее и дорога будет цела. Потом останется только застрелиться. У Дэвида есть пистолет, но я не знаю, хватит ли у него патронов на всех нас... Впрочем, я могу просто выйти из машины, мне-то уже все равно...
– Мэм, вы рано себя хороните, – улыбнулся я и передернул затвор. – У меня полбагажника забито патронами. Ружье, правда, только одно, но револьверов, как вы верно подметили, – два. Сколько-нибудь мы еще протянем.
– Мы?..
– Ну, раз уж мы встретились, то и дальше стоит держаться друг друга. Тут полно припасов... и кое-что я уже успел покидать в машину.
– Но мы едем с Дэвидом...
– Что у него за авто? – спросил я, выслушал путаное описание и заключил: – Хлам. Поедем на моем, туда, если что, еще троих человек можно будет впихнуть, да и багажник здоровенный. И, хоть мой рыдван выглядит кошмарно, ездит он очень даже неплохо, куда там "скауту"! Горючки только прихватить нужно, он у меня прожорливый... А теперь, мэм, идите и прилягте. Я посторожу.
Она улыбнулась как-то странно, вздохнула и пристроилась на кушетке, даже в номер не пошла. И револьвер из руки не выпустила, чуть ли не под щеку себе его подложила. Лишь бы палить не начала спросонья!
Хотя с чего бы? В эту дыру твари особенно не лезли, и я очень удивился, когда около часа ночи меня разбудил Дэвид. Оказалось, правда, он не монстра заметил, а просто хотел оставить на стойке какие-то бумаги. Оставил, внял моим увещеваниям и ушел спать дальше... Ну а я прочел его записки, так и узнал, с чего все началось.
Значит, проект "Стрела"... Ничего странного, прежде ватиканцы якшались с... со всякими, теперь военные. Переборщили, тоже бывает, лишь бы не устроили настоящий конец света, да не на отдельно взятой части суши, а глобально!


***

Миссис Репплер не проснулась. Мне пришлось вынимать револьвер из ее окоченевшей руки и еще сносить подозрительные взгляды Аманды и Дэвида, словно это я прикончил старушку! Да я рад был бы, останься она с нами! Она хорошо соображала и запросто сумела бы поставить на место этих двоих... Мне же вовсе не хотелось устраивать бои за звание альфа-самца на фоне тумана и неизвестных монстров. Тем более Аманда меня вообще не привлекала, не мой типаж, но разве ж объяснишь?..
Ей-ей, я бросил бы эту сладкую парочку и смылся, пока они отвлекают чудовищ на себя, но Билли... Мальчишку мне было жаль, и только поэтому я не пристрелил Дэвида сразу же. Билли был мало того что напуган, он еще и очень устал, а отдохнуть рядом с взвинченным и готовым впасть в истерику родителем – задача не из легких!
Мы провели в этом отеле еще сутки. Спасибо Дэвиду – он помог мне отнести миссис Репплер в подвал, там твари не смогли бы до нее добраться. Совсем как тогда... только с Дэвидом я не мог ни о чем поговорить. Впрочем, я и желания такого не испытывал, к чему мне это? За столько лет я привык разговаривать с воображаемыми собеседниками (главное, не вслух, это пугает окружающих) и ничуть не мучился от одиночества. Нет, вру, иногда мне хотелось вернуться в славное прошлое, побыть с друзьями, ни за что толком не отвечать... Я желал этого, когда сильно выпивал, то есть крайне редко. Сейчас же пить было вовсе нельзя, хотя с собой я припас достаточно алкоголя: сгодится если не вовнутрь, так вместо дезинфекции, потому что в отельном медпункте ничего толкового не оказалось. А я подозревал, что может пригодиться и обезболивающее, и успокоительное... Я, конечно, могу обезболить и успокоить ударом по голове, но стакан виски все же менее болезненно скажется на моем пациенте!
А вот на следующий день я едва не совершил преступление.
– Скорее, Билл, – сказал я, разбудив мальчишку. – Быстрее же!
Кажется, за последние дни он совсем разучился удивляться, потому что покорно встал и потащился за мной. Я взял его подмышку, мысленно перекрестился, спринтерским рывком подскочил к своему "доджу", закинул мальчика на заднее сиденье, сам рухнул вперед и заблокировал двери. Теперь надо было посидеть тихо, очень тихо... потому что до того я завел "шеви" и два "форда" чуть поодаль, вот и пусть твари жрут их, а мы пересидим...
Я видел только их силуэты: они набросились на несчастные машины, и даже от этого зрелища меня едва не стошнило, уж на что я привычен! "Додж" взревел мотором и скакнул вперед, сплющив какую-то машинку, но мне уже было все равно. Подозреваю, владельцу той легковушки – тоже.
– Лезь сюда, вперед, – сказал я.
– Папа мне никогда не разрешает ездить впереди...
– Я же не папа. И мне нужно тебя видеть. Пристегнись только.
Кто-то грянулся в заднее стекло, я разглядел Дэвида, взъерошенного, ошалевшего. Яркую блузку Аманды я тоже опознал и нехотя разблокировал двери.
– Что вы себе позволяете? – сквозь зубы проговорил он, едва забравшись в машину. – Билли, ты цел?!
– Да, пап, – сказал мальчишка, уже угнездившийся впереди. – А вы?
– И мы... Клэр, как вы вообще осмелились притронуться к моему сыну?!
– Руками, – любезно ответил я и немедленно соврал: – В отеле стало явно небезопасно находиться, я решил сперва вывести ребенка и закрыть в машине, а потом уже вернуться и разбудить вас. Вы люди взрослые, живо бы перебрались.
– Спасибо, – искренне сказала Аманда, хотя моя версия была шита белыми нитками. – Мы перенервничали, Дэвид... ну, вы слышали, что у него приключилось... В общем, извините, если мы нагрубили, просто он очень боится за сына! И, главное, Билли в порядке! Так ведь, большой Билл?
– Ага, – улыбнулся он, но посмотрел как-то странно. Я примерно догадывался, в чем дело, но счел за лучшее помолчать: и так уже рисковал схлопотать по морде от Дэвида. Оно, конечно, у меня и монтировка под сиденьем лежит, но не при ребенке же ею размахивать?..
– А что мы стоим? – не унимался он. – Вы же собрались ехать, так почему остановились?
– Я жду.
– Чего ждете?
– Пока эти сволочи не угомонятся, – пояснил я. – Я уже приметил: они реагируют на движение и звук, возможно, на тепло наших тел. Машина у меня большая, так что, теоретически, твари помельче могут принять ее за кого-то своего и свалить от греха подальше, а вот те, что покрупнее, вполне, полагаю, способны напасть... Надолго их не хватает, сейчас они разберутся вон с теми тачками, отдохнут и уберутся искать новую добычу. Так что сидите тихо и не шумите.
– Вы как-то подозрительно много о них знаете, – сказал он.
В зеркале заднего вида я видел его испуганные и недобрые глаза. Он боялся за сына, боялся за себя и свою женщину (тут и думать нечего было, они с Амандой явно сошлись друг с другом) и боялся меня. Я, в одиночку выживающий среди всей этой мерзости, был непонятен и этим опасен. А в подобные моменты включается инстинкт, гласящий – уничтожь непонятное, пока оно не уничтожило тебя или не сделало еще что-нибудь похуже. Я это проходил не раз, представляю, чего можно ожидать...
– Я наблюдателен, это во-первых, – спокойно ответил я. – А времени для наблюдений у меня было предостаточно. Во-вторых, не надо быть семи пядей во лбу, чтобы сообразить: любое живое хищное существо поведет себя примерно таким образом. А они именно хищные и определенно живые, не так ли?
– О да! – передернулась девушка.
Здесь я им тоже соврал... или исказил правду, но это не имело значения. Они бы все равно не поверили, расскажи я им об акума, Тысячелетнем Графе и прочей дребедени! Интересно, что старый пень придумал на этот раз? О нем много лет уже не было ни слуху, ни духу, и вот – нате! Я наслушался уже рассказов о таинственных забавах военных, но, знаете, проект "Филадельфия" тоже был на слуху в свое время, но данные так и не подтвердились. Проект "Стрела" вполне может оказаться чем-то из этой оперы...
А главное – и это занимало меня больше всего – я хотел знать, куда провалились чертовы экзорцисты?! В стране который день подряд орудуют орды акума, а эти... Хотя ладно, что это я разошелся? Экзорцистов мало, а пока еще перебросят подмогу из других управлений! Если вообще смогут это сделать, конечно: передвигаться теперь можно быстро, спасибо авиации, но ведь самолет должен кто-то вести и как-то сажать на заполоненном акума аэродроме, и даже если предположить, что его не атакуют еще в воздухе, это все равно будет нетривиальной задачей. С кораблями и даже подводными лодками, подозреваю, та же проблема.
Будь я по-прежнему один, я бы предпочел отсидеться в отеле. Припасов, как я уже говорил, было предостаточно, подвал там крепкий, воды тоже хватало. Но отсиживаться всей компанией было нельзя: Дэвид и Аманда сходили с ума от страха и напряжения последних дней, и тупое сидение на месте было для них куда хуже, чем путешествие в неизвестность! Это я привык многими сутками, а то и месяцами торчать в какой-нибудь дыре, ожидая нужного момента, а они не обладали ни достаточным терпением, ни самообладанием, ни фатализмом, присущим таким, как я. Они могли рехнуться по-настоящему, а это было бы уже действительно опасно.
– Клэр, – сказал вдруг Дэвид. – Я ночью все крутил и крутил ручку настройки на приемнике... Я услышал пару слов. Где-то еще есть люди!
– Что именно услышали? – спросил я, вглядываясь в белую пелену тумана.
– Хартфорд, – произнес он негромко. – Это довольно близко. Есть надежда...
– Сейчас посмотрю... – Я выудил из бардачка атлас, нашел нужную страницу и принялся разглядывать в тусклом свете карманного фонарика. – Ага... ага... Ну, в общем, вы правы, не так уж и далеко. Если дорога цела, то добраться – раз плюнуть. Это если нас по пути не съедят и не растопчут.
Я выключил фонарик, поморгал, снова привыкая к полумраку, и осторожно завел двигатель. Мотор сыто, почти неслышно заурчал, и "додж" тронулся с места. Фары я включать не хотел: на свет может прилететь такое, что не обрадуешься, а отстреливаться или демонстрировать что-то из своих способностей я не желал категорически.
– Вы очень медленно едете, – нервно произнес Дэвид.
– Я не знаю, что там впереди. Лучше не торопиться. У меня машина, конечно, мощная, но все же не танк... Да и яма может попасться, – миролюбиво ответил я.
– Лучше мне сесть с вами рядом на переднее сиденье, – продолжил он. – Билли будет в большей безопасности с Амандой сзади, чем...
– Вы можете забрать сына назад, – спокойно сказал я. – Но рядом со мной не сядете. Я не хочу, чтобы в критической ситуации – а она вполне может приключиться – вы начали вырывать руль у меня из рук. Это дорого обойдется нам всем, ясно вам?
– Почему вы полагаете, что я...
– Я не полагаю, я знаю, как ведут себя люди в подобные моменты, – сказал я, чтобы прервать бессмысленный спор. Сейчас мне очень не хватало моего старого напарника с его привычкой вколачивать в новичков ум-разум ударом кулака.
– Откуда? – живо заинтересовалась Аманда.
– Давайте обсудим это на привале, – попросил я.
Ненавижу болтать в машине, особенно когда меня могут поджидать опасности пострашнее заснувшего за рулем водителя встречной фуры. От того-то хоть можно улететь в кювет, а вот от акума никуда не спрячешься... Слава богу, пока дорога была относительно проходимой!
– Я могу вас подменить! – вызвалась Аманда, и я подавил смешок. Нет, справиться с машиной она бы смогла, не вопрос, но что бы стала делать, наткнувшись на скопление тварей? Или на провал в земле? Спасибо, не надо мне такого экстрима!
– Благодарю, – сказал я, – но за руль моей машины никогда не садился никто, кроме меня. И не сядет, пока я жив. Ясно?
В зеркале заднего вида я снова рассмотрел глаза Дэвида – злые, даже очень. Он уже почти перестал бояться, видимо, ровный рокот мотора усыпил его страхи, и он снова попытался утвердиться как мужчина, самец, спаситель стаи.
– Вы всегда можете выйти и пойти пешком, – любезно добавил я, не став прибавлять, что у меня в багажнике уйма припасов, а у них – только то, что на них надето.
– А что будет, когда вы устанете? – почему-то шепотом спросила Аманда.
– Я лягу спать, – пожал я плечами. – Кто-нибудь из вас посторожит. Пара часов роли уже не играет, а я не хочу лишиться машины только потому, что, скажем, вы, мисс, не совладаете с управлением. Тут рычаг переключения скоростей довольно тугой, вы можете не справиться с ним, а промедление бывает смерти подобно.
Дэвид прикусил губу, но промолчал. Кажется, в нашей маленькой стае альфа-самцом покамест был я: у меня имелась машина, оружие, припасы... Я не хотел думать о том, что мне так или иначе придется дать ему в руки один из револьверов, у меня-то всего две верхние конечности, да и то держать одновременно ружье и револьвер как минимум неудобно, особенно если еще надо вести машину. Так что револьверы перейдут Дэвиду и Аманде и, черт побери, вдвоем они смогут со мной совладать! И, между прочим, у этого парня тоже имеется пистолет, об этом сказала старушка. И даже если у него осталось всего пара патронов, вполне хватит и одного, пущенного в затылок. К тому же пистолетом вполне можно воспользоваться, как дубинкой. А отнимать оружие силой не годится...
"Я подумаю об этом позже, – пообещал я себе, – по факту. Пока обойдутся без оружия..."
Мы ехали восемь часов. Останавливались пару раз: всем требовалось отлить, и если мы с Дэвидом и Билли могли сделать это достаточно просто, с Амандой, ясное дело, простой акт превратился в целое представление. Ей-богу, лучше бы она горшок с собой взяла! Ну согласитесь, дурость ведь: снаружи носятся монстры, а эта дева не может снять брюки, потому что мы смотрим! Естественно, смотрим, чтобы никто ей ничего не откусил...
Когда дорога стала вовсе неразличима, мне удалось найти какой-то старый дом. Честно говоря, я предпочел бы не выходить из машины, но... увы. Пришлось. В принципе, это была еще довольно крепкая лачужка, так что мы обосновались на первом этаже и приготовились спать вповалку. То есть я лично раскатал свою пенку, спальник, забрался внутрь, положил под рукой оружие, а как и на каких диванах собирались устраиваться остальные, меня не колыхало. Я и так слишком много для них делал, хотя вовсе не был обязан возиться с этой странной компанией!
Только вот часа в три ночи я почувствовал прикосновение и напрягся. Нет, меня пока еще никто не ел, это Билли подобрался вплотную и попытался притиснуться ко мне.
– Ты чего это? – шепотом спросил я.
– Страшно...
– Так иди к отцу!
– Не-е... – произнес он непонятным тоном. – Можно, я с вами? С вами не страшно...
– Почему это?
– Не знаю, – серьезно сказал мальчик. – Не страшно, и все. А папа обнимает Аманду и плачет или стонет. Ему страшнее...
"Мать твою, ну хоть при ребенке-то можно было воздержаться?!" – обозлился я и сказал, чуть расстегнув спальник:
– Залезай. Только, чур, не пинаться!
– Я не буду! Я тихо сплю! – заверил Билли, нырнув в нагретый моим теплом кокон. Я чувствовал, как он дрожит, как расслабляется, прижавшись к моему боку... – Знаете, вы очень хороший, мистер Клэр... хоть странный, как папа говорит, но хороший...
– Клэр – это имя, – пояснил я. – Можешь так меня и звать.
Я знал, что не придавлю его во сне: Рикардо был со мной с двух лет, и ничего. И тут мне в голову пришла интересная идея...
– Билли, а ты знаешь, где твой отец держит пистолет? – спросил я и демонстративно зевнул.
– Знаю, а зачем вам?
– Надо проверить, удобно ли он его положил, – пояснил я. – Видишь, у меня один револьвер под головой, второй под рукой, и ружье рядышком, а у него как?
– Он его в заднем кармане носит, – бесхитростно ответил мальчик, и я ужом вывинтился из спальника. Это шанс! Если Дэвид в самом деле сейчас трахает свою училку...
– Пойду взгляну, – тихо сказал я. – Заодно проверю, не нужно ли чего им с Амандой. Только тс-с-с! Я потихоньку!
– Почему?
– Потому что твой папа взрослый, и он очень обидится, если узнает, что я его проверял, как маленького, – легко соврал я. – Но ты пойми, он страшно устал и мог ошибиться. Например, снял пистолет с предохранителя и забыл, так вот станет надевать штаны... раз – и выстрел. Вдруг поранится?
– Ой, да, – серьезно произнес Билли. – Вы лучше посмотрите. А я никому-никому не скажу!
– Молодец, так держать. Не бойся, я быстро, – заверил я и босиком прокрался в другой угол.
Когда нужно, я умею ходить совершенно бесшумно и даже ненадолго делаться неразличимым. Совсем ненадолго, но этого должно было хватить.
Я тенью скользнул к Дэвиду с Амандой: Билли не ошибся, они в самом деле устроили ночь страсти. Нашли время! Конечно, это превосходный способ снять стресс, но в нашей ситуации лучше было бы выспаться как следует, а не пыхтеть на весь дом, скрипя продавленным диваном: когда двое пытаются трахаться незаметно, чаще всего это получается, во-первых, смешно, во-вторых, звуки они издают куда более громкие, чем при нормальном перепихоне. Мне ли не знать: уж в каких только неожиданных местах мне не приходилось этим заниматься...
Рукоять пистолета предсказуемо торчала из заднего кармана джинсов, сброшенных на пол. Мне хватило нескольких секунд, чтобы выщелкнуть обойму, вытряхнуть патроны и проверить, не осталось ли одного в стволе (их было всего три, и прежде Дэвиду в случае чего пришлось бы или выкинуть на съедение акума старушку, или выйти самому, а теперь боезапаса хватало на всю эту компанию). Разумеется, патроны я не выкинул, а запасливо сунул в карман: мало ли... вдруг моего арсенала не хватит, придется отстреливаться из этой пукалки!
Дэвид с Амандой были настолько поглощены друг другом, что не заметили ни щелчка, с которым я вернул обойму на место, ни моих осторожных шагов (я ходил бесшумно, но все же не порхал над полом), ни, разумеется, меня самого. В спальник я вернулся как раз вовремя – иллюзия уже рассеялась.
– Ну что, Клэр? – шепотом спросил Билли.
– Все в порядке, – ответил я. – Оружие в норме. А Аманда утешает твоего папу, так что не надо им мешать. Спи давай.
– Ага... Клэр, а мы вернемся за мамой?
– Когда туман рассеется, непременно вернемся, – снова соврал я.
– А вдруг он никогда не рассеется?
– Должен, – заверил я, потому что очень рассчитывал на вмешательство Черного Ордена. – Приедут солдаты, полиция и все будет хорошо. Или даже ураган снова налетит и сдует этот дурацкий туман.
– Это было бы здорово, – сонно сказал Билли, примащиваясь ко мне под бок. – Вот бы проснуться – а снаружи солнышко...
Я и такой вероятности не исключал, но обнадеживать мальчишку не стал. Черт его знает, сколько может продержаться графово творение!
Словом, я просто улегся поудобнее и постарался поспать пару часов, пусть даже вполглаза. Завтра я должен быть бодр и свеж...
Ничто так не бодрит при пробуждении, как приставленное ко лбу дуло пистолета!
– Ты... – прошипел Дэвид, внезапно отбросив всякую вежливость. – Ты что делаешь с моим сыном?!
– Я с ним сплю, – ответил я чистую правду и зевнул. – А что?
– Ах ты поганый извращенец!.. – повысил он голос. – Да я же тебя...
– Полегче на поворотах, – снова зевнул я и правой рукой отвел ствол в сторону. Не люблю, когда мне в лицо тычут посторонними предметами. – Угомонись. Ты...
– Если ты что-то сделал Билли, я тебе мозги вышибу!
– Да? – скептически произнес я. – Чтобы они забрызгали очаровательное личико твоего сынишки? Валяй... Только сперва посмотри ниже. Еще ниже. Ага. То, что ты видишь – не утренняя эрекция, и левой рукой я не дрочу. У меня там револьвер, и направлен он тебе в живот. Хочешь получить свинцовую пилюлю сорок пятого калибра? А я ведь успею выстрелить одновременно с тобой... А теперь представь, каково будет Аманде остаться в этой хибаре с моим трупом, с тобой, загибающимся от потери крови или там перитонита, и маленьким ребенком?
Дэвид сглотнул. Пистолет в его руке дрожал, и, если бы я не был уверен, что разрядил оружие, то у меня нашлись бы поводы для беспокойства.
– Клэр? – сонно спросил Билли, протирая глаза. – Что случилось?
– Ничего, просто твой папа решил пошутить и напугать нас с утра пораньше, – ответил я, садясь и расстегивая спальник. – Вылезай, парень, надо перекусить да двигать дальше...
Он серьезно кивнул и, пока я скатывал спальник и пенку, поинтересовался у отца:
– Пап, а ты перестал бояться?
– А с чего ты взял, что мне страшно? – опешил тот, но пистолет все-таки спрятал. Нет, честно, этот парень даже не подумал проверить, в самом ли деле тот заряжен!
– А ты ночью стонал, ну как я, когда мне кошмары снятся, – заявил Билли, и я с удовольствием понаблюдал за багровеющей Амандой и пошедшим красными пятнами Дэвидом. – Мне мама говорила, я помню...
– Да, снилась всякая гадость, – фальшивым тоном произнес тот. – Не переживай, сынок, все уже в порядке. Клэр, так мы едем или как?
– Сперва завтрак, – сказал я. – В путешествие лучше пускаться на сытый желудок. А чаю в машине попьем.
– Это как? – опешил Дэвид.
– А у меня кипятильник от прикуривателя работает, – беспечно пояснил я. – Машина так и так греется, но вчера нас не склацали, так что, думаю, можно рискнуть, на общем фоне это мелочь... И еще у меня там бомж-пакеты есть, можно будет на обед горяченького пожрать. Химия, конечно, но нажористая, с тушенкой нормально пойдет.
– Что-то вы все о еде да о еде, – вставила Аманда. Наш с Дэвидом конфликт ее явно не порадовал, но деваться ей было некуда, и она прекрасно это понимала.
– Так ведь без еды ни туды и ни сюды, – усмехнулся я, взглядом указав на Билли.
Детей ведь надо кормить вовремя и желательно не всухомятку, не так ли? Видимо, она тоже об этом вспомнила, потому что покаянно вздохнула и поманила мальчика к себе. Забавно, но он, еще вчера жавшийся к девушке, на этот раз почему-то предпочел остаться за моей спиной. Хотя что значит – почему-то? И животные, и дети прекрасно распознают чужие эмоции, и инстинктивно Билли чувствовал, что взвинченные и перепуганные Дэвид с Амандой не могут служить ему надежной защитой. А я, конечно, человек опасный, зато обладающий здоровым пофигизмом и не менее здоровым ружьем, не считая револьверов, а это здорово сказывается на мироощущении.
Мы наскоро перекусили: выдвигаться нужно было, пока сквозь мутную пелену еще худо-бедно получалось различать дорогу. Подозреваю, оба моих взрослых попутчика дивились остроте моего зрения, а я не собирался говорить, что владею кое-какими штучками. Они здорово утомляют, но в то же время могут очень облегчить жизнь в критической ситуации.
– Так, – сказал я. – Я беру Билли под мышку, зашвыриваю в машину, как вчера и прикрываю вас. Дэвид, ты отвечаешь за Аманду.
– А почему не наоборот? – окрысился он. – Откуда мне знать, что ты не уедешь с ним?
– Слушай, рассуди здраво, зачем мне твой сын? И вообще, если бы я захотел, то уехал бы еще до рассвета, пока вы дрыхли, хоть один, хоть с Билли!
– Да что-то ты к нему подозрительно неравнодушен... – процедил Дэвид.
– Перестань! – попросила Аманда и обратилась ко мне: – Мистер Клэр...
– Просто Клэр, – сказал я, как давеча Билли, – это имя.
– Да, извините... И простите, пожалуйста, Дэвида. Нам всем очень досталось, а мальчика едва не убили. Можете вообразить чувства отца, едва не лишившегося единственного сына?
– Вполне, – честно ответил я. – Потому как я недавно именно что его лишился.
– О... – она округлила рот. – Примите мои соболезнования... Из-за этого тумана, да?
По ее лицу было видно, что, по ее мнению, я веду себя слишком спокойно для убитого горем отца.
– Нет. Это было полтора года назад. Его сбил пикапом один пьяный урод.
Эх, Рикардо, прости, что спекулирую на твоем имени, но куда деваться-то? Ты бы понял, я думаю. Ты был очень умным мальчишкой для своих восьми лет...
– Простите, – вполне искренне произнес Дэвид. Видимо, теперь он не видел во мне угрозы для своего сынишки.
– А жена? – не отставала Аманда.
– Мы развелись, – коротко сказал я. Не объяснять же, что никакой жены у меня отродясь не бывало?
– Ох... я слышала, так часто бывает, если гибнет ребенок, и даже психологи...
– Именно, мисс. Может, хватит муссировать эту тему? Во-первых, время уходит, а во-вторых, мне это неприятно.
Она осеклась и обиженно посмотрела на меня. Забавно, кажется, у нее на инстинктивном уровне внимание тоже переключается на более перспективного самца... Мне только этого и не хватало!
– Повторяю: я сажаю Билли в машину, даю вам отмашку, и вы пулей запрыгиваете назад, а я прикрываю, – повторил я, закидывая скатку за спину и бесцеремонно беря мальчика подмышку. В свободной руке у меня был револьвер, второй торчал за поясом, ружье болталось за плечом. – Поверьте, я стреляю очень и очень неплохо... Погнали!
Короткий бросок до машины (я поставил "додж" чуть ли не кормой на крыльцо) прошел вполне успешно. Правда, когда из дома десантировались Дэвид с Амандой, какая-то летучая тварь, состоявшая, казалось, из одних крыльев и зубов, попыталась сцапать девушку, но я сбил заразу метким выстрелом.
– Вам переодеться надо, – сказал я, когда испуганная девушка устроилась на сиденье. – Похоже, эти гады реагируют не только на тепло, свет и движение, но и на яркие цвета. А вашу блузку даже в тумане прекрасно видно! И потом, кстати, от нее здорово несет...
– Но во что? – грустно спросила она, пропустив мое хамство мимо ушей. – Если бы вы сказали заранее, я бы поискала что-нибудь в доме...
– А сами вы подумать не могли, – вздохнул я. – Перегнитесь в багажник, там большая сумка с моими шмотками, возьмите какую-нибудь футболку или рубашку. Велика будет, ну да велико не мало…
В тропическом камуфляже Аманда выглядела очень даже миленько, а Дэвид начал посматривать на меня, явно прикидывая, в какой "горячей точке" я успел послужить и там ли обзавелся таким дивным шрамом через половину физиономии?
– Ну, с богом, – сказал я, и мы потихоньку поползли по дороге.
Кое-где попадались ухабы и рытвины, которые мой "додж" преодолевал без особых затруднений, а кое-где зияли такие каньоны, что приходилось выискивать пути объезда. Я прикинул, что этак мы за полдня пути продвинулись миль на двадцать в лучшем случае, хотя одометр нащелкал все шестьдесят, столько мы кружили. Я сперва жалел, что не успел все же закрепить на багажнике те двери из отеля или хоть пару досок, они дали бы нам возможность преодолевать ямы поуже, а потом понял, что это бесполезно. Пока мы вылезем из машины, снимем доски, уложим, переедем канаву, снова закинем эту импровизированную переправу на багажник, нас двадцать раз успеют сожрать! Особенно я укрепился в этом мнении, когда на "додж" откуда-то с высоты рухнуло нечто, более всего напоминающее гигантское одеяло, черное, упругое, с мерзкой шевелящейся каймой по краям и чем-то наподобие уймы сравнительно небольших ротиков с острыми зубами, хаотично раскиданных по всей поверхности.
Билли заплакал от страха, Аманда взвизгнула, Дэвид схватился за пистолет, но "одеяло" только поелозило по машине (минут двадцать елозило, пока предусмотрительно заглушенный двигатель не остыл), а потом вдруг свернулось трубочкой, хлопнуло и улетело. Я присмотрелся: и без того облезлая краска на капоте, там, где на нее попала слюна из круглых пастишек, пузырилась и, кажется, немного дымилась. Кислотой эта зараза плюется, что ли? Да, наш милый Графчик не сидел сложа руки, ишь, каких экзотических тварей навыдумывал! Прежде я такого разнообразия и не упомню... Акума второго уровня – те различались, и довольно сильно, третьего – более-менее, а первые, на мой вкус, все были похожи если не как две капли воды, то как цыплята из одного выводка.
"Надо вчинить Ноям иск за покраску автомобиля", – подумал я и снова завел мотор.
Обед прошел спокойно, как я и думал, тепло от кипятильника никого не привлекло. Так, вились мелкие страшилища, отдаленно напоминающие стрекоз, только с длинной иглой на конце суставчатого тельца, которой то один, то второй акума пытался уязвить "додж", временами даже застревая в металле. Я, признаться, больше всего опасался, как бы они не продырявили колесо, потому что менять его в таких условиях равносильно самоубийству, да и запасных у меня только два, и то одно уже заклеенное. Но, слава богу, обошлось, акума больше привлекало движение за стеклом...
А вот с прочими естественными надобностями, как обычно, возникли проблемы. Я, наученный вчерашним горьким опытом, нашел в той лачуге несколько банок из-под пива (лучше было бы с пивом, конечно, но хоть дорожная полиция мне сейчас и не была страшна, я предпочитал оставаться абсолютно трезвым), и мужская часть была обеспечена тарой для отходов жизнедеятельности. Хотя бы жидких. Для Аманды лично и для прочего я прибрал несколько кастрюль и пластиковых пакетов. Да, понимаю, унизительно (для всех, кроме Билли, ему возраст еще вполне позволял пользоваться горшком, особенно в таких условиях), неприятно, аромат в машине стоит тот еще (а проветрить можно только на приличной скорости, иначе в окна лезут мелкие акума, да и циркуляции воздуха нет), зато безопасно. Аманда чуть не плакала, но альтернативе намочить брюки все же предпочла кастрюлю.
Пару раз мимо нас и над нами проходило, пролетало и проползало что-то огромное (мелочь я уже и считать перестал). Я прикинул направление их миграции и понял, что движутся все они примерно в одну сторону. А по бытности своей экзорцистом я помнил: если акума слетаются куда-то этакой стаей, значит, там с большой вероятностью можно обнаружить Чистую силу. А где Чистая сила, там и экзорцисты, а следовательно, спасение! "Страйк!" – сказал я сам себе и порулил за одним особенно выдающимся акума: того невозможно было потерять даже в тумане, такие следы он оставлял за собой. Любого хватило бы, чтобы устроить пруд и, скажем, заняться разведением карпов в промышленных масштабах...
Я искренне надеялся на то, что Дэвид не заметит моей своеобразной навигации: я ведь не могу сказать ему, что следую за акума, как моряки древности, заблудившиеся в океане – за перелетными птицами! Впрочем, сегодня он был довольно тих, и только рассказал, что они уже видели такое вот страхоидолище, которое даже не сумели рассмотреть в тумане, настолько высоко уходили колоссальные ножищи. Тут я очень удачно ввернул: мол, чудище идет в нужном направлении, а от него разбегается всякие мелкие, но противные и опасные твари, так что уж лучше мы последуем в кильватере, такая громадина нас банально не заметит! Главное, под ноги не соваться.
А вот ночевать пришлось в машине, потому что в маленьком городке, куда привел нас мерно шагающий исполин (попутно раздавив пару коттеджей), глазам нашим предстала такая картина, что Аманда еще полчаса блевала в пакетик, а я искренне порадовался, что не выпустил Билли из машины, пока сам не проверил пару домов. Не знаю, что это была за разновидность акума, видимо, что-то вроде того летающего одеяла с зубами... Так или иначе, их жертвы не рассыпались в прах, как помнилось мне, нет, они просто умирали, но настолько мерзко, что передернуло даже меня, а я видал всякие виды. Если совсем коротко, здешние жители умерли от чего-то наподобие химических ожогов, захвативших всю поверхность тела. Должно быть, "одеяла" обворачивали их, как пытались поступить с моим "доджем", и переваривали живьем. Ей-богу, лучше сразу рассыпаться в пыль, чем часами вопить от нестерпимой боли – а это было именно так, если судить по останкам, на которых сохранились какие-то ошметки плоти: распяленные в крике рты, выпученные глаза... и еще там стояла лютая вонь. Не экскрементов, нет, это не так страшно. Тут пахло чем-то очень странным, должно быть, тем, что заменяло "одеялам" желудочный сок: кисловато и настолько мерзко, что Дэвида в итоге тоже стошнило, и он выпросил у меня футболку, сказав – от его одежды теперь тоже воняет этой дрянью. Я разрешил взять, с меня не убудет...
Словом, мы немного отъехали от этого райского уголка, я остановил машину на дне следа нашего невольного провожатого (и вспомнил еще одного знакомого, нарисовавшего, как маленькие динозаврики устроились на ночь в следе тираннозавра), заглушил двигатель, и мы улеглись спать. Дэвид вытребовал сына к себе, назад, и я разрешил, понимая, что деваться из машины им некуда. Билли, однако, довольно скоро перебрался ко мне, заявив, что сзади втроем слишком тесно. Впереди, прямо скажу, вдвоем спать тоже не очень-то удобно, но я кое-как раскорячился, пристроив Билли прямо на себе: Ричи, бывало, тоже так ночевал.
Ночь прошла беспокойно: всхлипывала во сне Аманда, похрапывал Дэвид, Билли время от времени поскуливал по-щенячьи, так что спал я урывками. Утром же, постаравшись не разбудить эту горе-компанию, осторожно выполз из машины, готовый в любую секунду нырнуть обратно.
Мой верный "додж" выглядел довольно-таки плачевно, но издыхать вот прямо сейчас, кажется, не собирался, и на том спасибо. Я попинал колеса – вроде целы, уже хорошо, – попрыгал, разминаясь. Все-таки несколько часов за рулем и ночевка в неудобной позе – это не шутки. Я, положим, знаю кое-какие упражнения, позволяющие сохранить подвижность даже после такого (у меня был хороший учитель), но надолго этого не хватит.
Вокруг было подозрительно тихо, и я, убедившись, что Дэвид и Аманда спят мертвым сном, выволок наружу Билли, велев ему тоже поразмяться. Понятное дело, при первом же едва заметном движении в тумане я забросил мальчика в машину и сам запрыгнул следом.
– Хорошо! – сказал он серьезно и потянулся. – А то я уже всё отсидел... Только дышать трудно.
– Это да, – согласился я.
Туман каким-то образом не только поглощал звуки, в нем действительно было тяжело дышать, будто кислорода не хватало. Хотя нет, решил я, подумав, ощущение было не таким, как где-нибудь высоко в горах, скорее, как в душной комнате без окон. Хм, а ведь с Графа станется накрыть полконтинента каким-нибудь хитрым колпаком (если существует Ковчег, то, думаю, изобразить что-то вроде силового поля Тысячелетнему или еще кому-то из семейки Ноев вполне по силам), а потом напустить туда этой вот дряни.
– О чем это вы? – сонно спросил Дэвид, покрутив затекшей от неудобной позы шеей.
– Да вот, выбрались с Билли поразмяться, – ответил я и едва успел пригнуться, чтобы этот психопат не схватил меня сзади за шею. Высвободиться бы я сумел, руки-то свободны, но, во-первых, зачем мне заливать кровью салон? А во-вторых, мальчик бы расстроился... – А ну прекрати!
– Я тебе уже говорил – не лезь к моему сыну! – выпалил он, обдав меня запахом несколько дней нечищеных зубов (будто так сложно жвачку пожевать, у меня ее целый блок в бардачке!). Дэвид все еще пытался схватить меня, не обращая внимания на недоуменные возгласы проснувшейся Аманды и просьбы Билли прекратить. Я ставил блоки, стараясь не покалечить парня. – Что ты прицепился к нему?! А если бы его укусили?! Или утащили?!
– Да уймись ты, мать твою! – не выдержал я и легонько приложил его локтем в лоб. – Я стоял над Билли с ружьем наготове! Не держи меня за идиота! А еще раз попытаешься меня придушить, я тебе уже не локтем, я тебе прикладом в лоб засажу, а потом пристегну наручниками к двери или в багажник связанным засуну – так и поедешь... Ясно?
– Ясно... – выдавил он, потирая лоб. Из носа у него пошла кровь, видимо, я перестарался. Аманда захлопотала над своим дружком, а я только вздохнул и завел мотор. – Вот дай мне только найти машину на ходу... Кой черт я согласился бросить свой "скаут"?
– Ну, я бы его на буксире не потащил, а ехать колонной как-то глупо, – фыркнул я, выискивая следы нашего гигантского приятеля. Ага, вот они!
– Клэр, ты не бей папу больше, – тихо попросил Билли, притронувшись к моему локтю. – Он не нарочно... он за меня боится, я знаю.
– Я понимаю. Но тебе нельзя сидеть сутками без движения. И никакой опасности рядом не было, уж поверь старому солдату, – усмехнулся я и снова поймал в зеркале заднего вида злой и настороженный взгляд Дэвида.
Как бы он не попытался придушить меня во сне... С перепугу люди и не на такое способны! Я проснусь, конечно, и сумею дать отпор, но хотелось бы избежать таких экстремальных ночных развлечений... Надеюсь, к вечеру он остынет...


Далее в комментах



@темы: Команда Лави, Квест 5

Комментарии
2014-12-15 в 00:03 

Lavi-team
Страйк!

2014-12-15 в 00:04 

Lavi-team
Страйк!

2014-12-15 в 00:04 

Lavi-team
Страйк!

2014-12-15 в 00:04 

Lavi-team
Страйк!

2014-12-15 в 17:25 

Alt.
завышенная самоуценка
Во-первых, данный фанфик является сиквелом повести Стивена Кинга "Туман"
Замечательный текст, читается легко и интересно, нравится манера речи Лави (хоть и стариковская), то как он изменился за много лет своей жизни. Дорогой автор, вы прописали все мои желаемые фаноны по "Туману", отлично показали персонажей, а потом пошла дигра... каноны вполне неплохо сочетаются, но, имхо, появилось слишком много мата (говорит вам человек, который матерится через слово) и сама дигра совсем испарилась. Девочка на дороге оч шаблонная, но хорошо вписалась, к месту.
Спасибо за отличный текст, мне очень понравилось! :heart:

2014-12-15 в 17:29 

Alt.
завышенная самоуценка
А, точно, забыла...
Имеются отсылки к фанфику "Отель «У пропавшего экзорциста»" Kira Kuroi.
Дайте пжлст ссыылочку )))

2014-12-15 в 18:43 

Мэйрин
technicolour beat || Ничего ты не знаешь, Джон Сноу.
Отличное продолжение замечательной истории.:vict:
Лави-Клэр такой бывалый и видавший виды, что вместе с ним на протяжении всего рассказа не было страшно ни капли.:gigi:
Плюс еще одна монета в копилку теорий о преемственности книгочеев.
Кстати, если жива Лаванда, то и Кросс наверняка жив тоже, нет? Он-то может. И Аллен там неподалеку?

2014-12-16 в 08:57 

Alt.
завышенная самоуценка
Гость, спасибо *поклон*

     

DGM Char Wars

главная