23:55 

Allen team. Квест V. Работы по заданию другой команды

Allen-team
Ем и не толстею


Название: Вопросы доверия
Автор: Allen-team
Бета: Allen-team
Форма: фик
Размер: миди (9336 слов)
Пейринг/Персонажи: Аллен, Канда, остальные эпизодически
Категория: слеш, АУ
Жанр: drama, action, hurt/comfort
Рейтинг: R?
Примечание/Предупреждения: Заявка: Меха АУ. Далекий космос, звезды, сражения за новые планеты.
Вероятно ООС. Заказывали сражения, а получилась бытовая драма с привкусом флаффа и не смешной иронии :(


***

- Ты мне доверяешь? Доверяешь?! Отвечай! – наушник надрывался рычанием Канды Юу. Аллен судорожно пытался решить, чего ему хочется больше: убить напарника, из-за которого они оказались в этой ситуации, или Кросса, из-за которого оказался Уолкер здесь в принципе. Для разнообразия можно было просто что-нибудь сломать, но вряд ли Комуи обрадуется покоцанному кораблю, тем более что внешняя обшивка уже пострадала. – Ты там заснул что ли, блин?!
- Я тебе доверяю, – наконец выдохнул Аллен, прикрывая глаза. Время стремительно уходило.
- Я счастлив. Вырубай автопилот и поворачивай с орбиты. Потом перейдешь на гиперзвуковую когда… - Канда сделал паузу, Аллену показалось, что он даже задержал дыхание, как задерживают воздух перед прыжком в воду, - ты поймешь, когда.
- Что ты задумал?! Канда, я запрещаю, я…
- Ты сказал, что доверяешь мне, капитан.
- Канда!
По характерному звуку Аллен понял, что напарник отключил звуковой передатчик, и все-таки шарахнул кулаком по приборной панели. Эти паузы, тон и необычное «капитан» не предвещали ничего хорошего. Даже, несмотря на небольшой опыт, он был достаточно хорошим пилотом, чтобы понять, что задумал Канда. И чтобы понять, чем им грозит еще минута промедления: корабль просто сойдет с горизонта событий и провалится внутрь воронки, и тогда уже никто не знает, что случится. Люди не имеют обыкновения возвращаться из черных дыр. Мана, например, не вернулся.
Корабль затрясло, когда впереди показался край орбиты, времени больше не было, и Аллен с нервным вздохом опустил левую ладонь на квадратный сенсор:
- Ковчег-два. Частичная синхронизация. Включить двигатели, перейти в ручной режим. Проложить прямой курс на Станцию «Европа».
Корабль отозвался легкой вибрацией, позволяя Аллену чувствовать его продолжением своей руки. Приборная панель приветливо мигнула и выдала голографическую карту с космическими координатами, судя по всему, при хорошем толчке топлива должно было хватить на три четверти пути, а там их уже и Лави сможет засечь. Космолет медленно сползал в воронку, вторая рука Аллена на штурвале мелко дрожала от напряжения: одна лишняя секунда, и Канда их всех угробит. «Ну да, а так, он угробит только себя. Тоже мне, равноценный обмен!» – Зло ответил он сам себе.
- Обратный отсчет до включения пятой космической скорости. Пять…
Отличный же из него вышел капитан, если его подчиненные вынуждены жертвовать собой!
- Четыре.
А он даже не может придумать лучший выход!
- Три.
Канда, конечно, сам хорош – если бы он делал то, что ему сказано, их бы не засекли так быстро, и не пришлось бы удирать в сторону этой дыры!
- Два.
Комуи убьет его за один только потерянный андроид…
Сильный толчок сзади заставил его резко податься вперед, почти прижаться лбом к металлическому корпусу. За спиной, съезжая вперед, заскрипели по полу две криокапсулы. Последний счет Аллен едва слышно выдохнул прямо в приборную панель, до упора выводя штурвал вперед. Ковчег-два стремительно пересек горизонт событий и упал в безвоздушное пространство, рывками набирая космическую скорость.
- Включить автопилот, – приказал Аллен, все так же, не поднимая головы, сухие глаза отзывались неприятным зудом. – Одна жизнь в обмен на три, это не так плохо?
Казалось, что даже тишина кабины была с ним не согласна.
***
Глава боевого подразделения Черного Ордена Мариан Кросс закинул ноги в тяжелых кожаных сапогах на обеденный стол и закурил, Аллен картинно возвел глаза к потолку, прислоняясь к стене и настраиваясь на длинную лекцию. За десять лет он уже успел привыкнуть к поведению опекуна. Впрочем, в этот раз тот его удивил.
-Ты летишь на «Европу», как только закончишь курс. – торжественно обозначил мужчина цель своего визита, Уолкер недоверчиво приподнял брови.
- С какого, это, перепугу? Мне прекрасно живется на Земле.
- Им нужен пилот для андройда, – произнес Кросс таким тоном, словно эта фраза объясняла все загадки мирозданья. На самом деле, она не объясняла ровным счетом ничего. Кому им? Почему именно Аллен должен им стать? То есть, он, конечно, учился на пилота, но исключительно по инициативе своего опекуна – что означало отсутствие выбора в принципе - и, кроме того, у него в группе были намного более успешные ребята.
- Мало ли, чего кому нужно. – Уолкер возмущенно скрестил руки на груди. – Причем тут я?
- Прояви уважение, щенок, это было дело всей жизни твоего отца! – Опекун опасно прищурил единственный видимый глаз. Аллен показательно глубоко вздохнул, заставляя себя не раздражаться из-за идиотов.
- Это было делом жизни сумасшедшего Неа. А папа, при всем моем уважении, просто двинулся на почве братской любви, – кисло протянул он, гадая, что будет, если он скажет, что опаздывает в музыкальную школу: Кросс ненавидел его пианино всей душой и пару раз даже покушался на его сохранность. По крайней мере, у Аллена не было другого объяснения складу бутылок под крышкой или заляпанным бурбоном клавишам, очень живописно заляпанным, надо заметить.
- Не смей рассуждать о том, чего не знаешь, – угрожающе бросил тот.
Аллен едва не закатил глаза. Не знает он, чего он там может не знать? Что вся его нездоровая семейка и причитающиеся в виде Кросса обладали не менее нездоровым влечением друг другу? Тоже, блин, новость.
- Ладно, хватит цирк разводить, – опекун неожиданно оказался прямо перед ним, хватая за ворот футболки и встряхивая. – Я не спрашивал твоего мнения, я сказал, мать твою, что ты летишь. И только попробуй что-нибудь выкинуть.
Кросс отпустил его и пошел к выходу из квартирки, стряхивая пепел прямо на пол. Кажется, фраза про адекватность святого Неа была лишней? Аллен пнул робота-уборщика в коридор и упал на кровать в своей комнате. Приехали, мало им пропавшего в космосе отца, теперь его самого решили там сгубить.
Тот факт, что Уолкер-младший однажды станет пилотом космолета, никого никогда не удивлял, семейная традиция как-никак. Кроме того, никто не забывал про Ковчег-два, величайшее творение его дяди Неа, даже спустя столько лет корабль оставался лучшим в своем роде. Одна загвоздка, космолет не подчинялся никому из известных пилотов, вот все и ставили на племянника конструктора. А уж когда стало понятно, что у мальчика талант к ведению космического боя… Конечно, спроектированные бои на андройдах – огромных, человекоподобных роботах, работавших в полном слиянии мозга пилота с машиной – не имели никакого отношения к реальным сражениям. Но показатели Аллена в виртуалках все равно считались феноменальными: сто побед из ста двадцати.
Самого Аллена о его желаниях не спрашивали. Ну, будь его воля, он никогда бы в жизни не приближался к семейному делу, звезды, планеты, галактики, ему-то какое до них дело? Аллену нравилась музыка, математика и легкая атлетика, а вовсе не космические корабли. Космолеты внушали ему, ну, не ужас, конечно, - сложно бояться того, к чему привык с детства - но беспокойство. Да и память о Мане, исчезнувшем в черной дыре, была слишком сильна.
- Поздравляю Аллен, тебя ждет отличная тюремная камера, размером с целый космос.
Собственный голос эхом отозвался в пустой квартире, звуча особенно жалко и безнадежно
***
Как он и предсказывал, на подходе к «Европе» их засекли радары Лави, но тот так и не вышел на голосовую связь, передав письменное сообщение с сухой просьбой подождать одного из «Воронов». Не то чтобы Аллен очень хотел разговаривать, в горле застрял шипастый ком, мешавший даже дышать. Прибывший Токуса поприветствовал его сигнальными огнями своего корабля, и соединения тоже не запросил, просто взял Ковчег на буксир.
Уже ставшая родной станция встретила его тяжелым молчанием и горячей пощечиной.
- Как ты мог, Аллен?! Как ты мог…
У Линали в глазах стояли злые слезы, а искусанные губы, не переставая, дрожали, она и сама дрожала, прижимая к себе правую ладонь, которой только что хлестнула его по щеке. Аллен бесцветно смотрел ей в глаза, не зная, что можно сказать в такой ситуации. Сосущее чувство собственной вины напополам с горечью и обидой придавливало к полу похлеще искусственной гравитации. Линали задушено всхлипнула и шагнула вперед, обнимая, прижимая его голову к своему плечу.
- Прости меня, прости! Я знаю, что ты не виноват, просто…
- Виноват, Линали, – он мягко отстранил ее руки и криво улыбнулся, - если кто и виноват, так это я. Я капитан, я несу ответственность. Я…
- Ты человек, Аллен. Ты такой же человек, как и мы! – слезы темными от туши дорожками все же покатились по ее щекам, и Ли оттерла их грубым движением. – На твоем месте мог оказаться кто угодно, и все закончилось бы намного хуже. По крайней мере, ты жив, и Миранда, и Мари…
Они оба посмотрели в сторону медсестер, хлопотавших над криокапсулами; Миранда и Мари, скорее всего, уже пришли в себя. Наверное, они сейчас невероятно счастливы, что проснулись дома, а не на вражеском корабле.
«Недолго же им радоваться» - горько подумал Аллен, отворачиваясь и обходя Линали. Хотелось лечь спать. Мана в детстве говорил, что сон – лекарство от всех проблем, а утро вечера мудренее. Вот бы он проснулся с утра, а всего этого не было! И на миссию им нужно было бы уезжать только вечером, а пока Канда ждал бы его в зале, чтобы хорошенько размяться…
Аллен зло потер саднящие глаза и стиснул зубы. Вот еще, не будет он рыдать, как пятилетний ребенок, потерявший игрушку! Он и без этого показал, насколько на самом деле юн и неопытен. Капитан, как же!
Он медленно шел по полутемному коридору, размышляя, куда ему пойти. От одной мысли об отведенной ему комнате – маленькой, пустой и железной – начинало тошнить. Уолкер остановился у другой двери, ставшей за время на базе намного роднее своей.
***
Станция «Европа» казалась ужасно неприветливой еще из иллюминатора пассажирского шаттла и в полной мере оправдала ожидания: железная, серая, безжизненная, все как мы любим. Аллен втянул искусственный тяжелый воздух, пытаясь привыкнуть к недостатку кислорода, и шагнул к раздвижным дверям, нацепив вежливую улыбку.
- Добро пожаловать!
Множество громких голосов и взорвавшаяся хлопушка застали его врасплох, заставив замереть в проеме. Аллен моргнул и постарался придать лицу более дружелюбное выражение, чувствуя как уголок губ так и норовил приподняться в скептической ухмылке: «Добро пожаловать? Серьезно?»
- Я Комуи Ли, - высокий азиат схватил его под локоть и потянул в разношерстную толпу, - смотритель станции «Европа». Мы очень рады, что ты решил присоединиться к нам, Аллен!
- Я тоже… эээ… рад, – фраза получилась скорее вопросительной, чем утвердительной, и Уолкер поспешил очаровательно улыбнуться. Кросс ясно дал понять, что Аллену не стоит показывать характер, прислав фотографию батареи бутылок на его любимом пианино.
- Ты, наверное, устал, - весело продолжал Комуи, словно не замечая его заминки, - Линали! Ты покажешь Аллену его комнату?
К ним с вежливой улыбкой подошла девушка, едва ли старше самого Аллен, тоже азиатка. Уолкер отстраненно подумал, была ли заключена какая-то ирония в названии станции, и пришел к выводу, что была. Из стоящего неподалеку космолета раздался грохот, а потом показался еще один китаец. Комуи тут же переключился на него:
- Чао-джи! Только не говори мне, что это…
- Идем, Аллен, – девушка, Линали, тихонько коснулась его плеча и махнула идти следом. Толпившиеся в отсеке люди провожали их любопытными взглядами. Ли, очевидно, заметила его смятение, потому что мягко улыбнулась и пояснила, - большинство из сотрудников провело здесь большую часть жизни, человек с Земли – это всегда событие.
Аллен неопределенно хмыкнул, разглядывая спутницу. Линали не была похожа на девушек с Земли, слишком простая одежда по меркам современных модниц, короткие волосы натурального оттенка, естественная фигура, никаких «украшений» на лице. Он тряхнул головой, заставляя белую челку упасть на лоб и закрыть татуировку. Кажется, ему тут придется туго…
- Твоя комната.
Они остановились перед самой обычной железной створкой, которая отъехала в сторону, стоило Аллену приложить ладонь к сенсору. Комната... Ну, это сложно было назвать комнатой. Даже в перенаселенной Земле это больше сошло бы за кладовку.
- Знаю, места особо нет, - Линали виновато пожала плечами, и Аллен поспешил улыбнуться.
- Все нормально, Линали. Мне хватит.
Дверь дальше по коридору неожиданно отъехала, выпуская высокого темноволосого парня. Аллен только силой воли заставил брови не подняться в удивлении: на Земле он, конечно, всякое видел, но чтобы парни носили такие длинные волосы! Он транс что ли?
- О, Канда… - Линали неуверенно улыбнулась. Канда повернулся в их сторону, прожигая недовольным взглядом. Уолкер кашлянул, стараясь скрыть вырвавшийся смешок: японец; тот, кто послал всех этих азиатов на станцию «Европа», определенно обладал плохим чувством юмора. Особенно учитывая, что в ходе последней мировой войны, Азия с Японией во главе уничтожила большую часть континента Евразия, начиная от огромной России и заканчивая совсем маленькой Бельгией. Интересно, а на базе «Азия» у них живут чистокровные арийцы? Или это такой изощренный способ показать толерантность и всеобщее равенство?
Канда раздраженно фыркнул и, не говоря ни слова, пошел в противоположную от них сторону. Линали чуть нахмурилась.
- Извини, справишься дальше сам? Я зайду за тобой перед завтраком, а потом будет знакомство с твоей командой, – скороговоркой пробормотала Ли, глядя вслед ушедшему Канде. Аллен пожал плечами.
- Спасибо, что проводила.
Итак, он был здесь. Жилая космическая станция, одна из трех существующих, мало чем напоминала первую МКС, созданную в далеком двадцатом веке: тут постоянно находилось множество сотрудников (большинство из них провели на борту больше половины жизни и вряд ли когда-нибудь вернутся на Землю). Тут на стыковке находился крупнейший исследовательский центр; тут в грузовом отсеке находились космические корабли; тут находились боевые андроиды – последняя надежда человечества; а теперь тут был еще и Аллен. Аллен, который ужасно тосковал по воздуху и ветру.
***
В комнате Канды царил легкий беспорядок, словно хозяин очень спешил, когда покидал жилище. Аллен, едва касаясь, провел пальцами по пластиковой столешнице, задел разбросанные листы, с техническими отчетами по Ковчегу, закрыл папку с анализом сообщений с Ноэль Органон.
Ему хотелось упасть на пол и завыть. В отсутствие хозяина комната стала такой же серой и неприветливой, как вся станция, а ведь раньше Аллен считал, что это самое теплое место на всей базе! Он ничком упал на чужую кровать и спрятал лицо в подушке, прерывисто выдыхая.
Нельзя. Думать. О. Канде.
Аллен неловко скинул тяжелые ботинки и, не раздеваясь, завернулся в одеяло. Гнетущую тишину нарушало только его собственное дыхание, шипы в горле давили с каждой минутой сильнее, и он старался редко дышать через рот, чтобы было легче. Легче не становилось.
По какой-то причине понимание, что Канда, его друг, второй пилот, первый напарник и, просто, личная заноза в заднице, больше не вернется, пришло только сейчас. Не распахнет его дверь в полшестого утра по земному времени (Аллен так и не выяснил, откуда у него доступ), не ухмыльнется в ответ на идиотскую шутку, не окажется непозволительно близко в порыве боя, не…
Он все-таки не смог сдержать слез, буравя пустым взглядом темный потолок. Откуда-то из груди вырвался не то стон, не то хрип, и он прикусил губу, давя рыдания внутри.
Аллен не знал, сколько он так пролежал, мелко подрагивая под одеялом и позволяя соленым слезам скатываться по вискам. Ему казалось, что он проваливается в яму, а потом его резко выдергивало вверх, выбивая из легких воздух и задушенные звуки. Он думал о том, когда успел так сильно привязаться, что было бы, если бы он, а не Канда управлял погрузкой криокапсул, возможно ли было вырваться с горизонта событий другим способом.
На самом деле, это было довольно забавно, судьба, видимо, решила сгубить всех его близких единственным методом, Мана, Канда, черные дыры. Аллен снова и снова падал в липкую темноту кошмаров, засыпая на несколько минут. Папа. Канда. Черные дыры. Интересно, его самого ждет такая же смерть или придется до глубокой старости смотреть, как дорогие люди исчезают в «нигде»?
- Я так и знал, что найду тебя здесь. – Аллен не заметил, когда в темную комнату вошел Лави.
Тот опустился на край кровати, аккуратно убрал отросшие пряди уолкеровской челки, тактично отводя взгляд от его покрасневших глаз.
- Сколько времени?
Вместо привычного голоса получился охрипший шепот. В другой раз, Аллен даже пошутил бы, что Кроссу не добиться такого тембра, даже есть он будет курить в шесть раз больше обычного, а на досуге изображать звезду тяжелого рока.
- Десять часов, как вы вернулись.
Где-то на периферии сознания вспыхнуло слабое удивление: казалось, прошло не больше получаса. Уолкер сел и зябко обхватил себя за плечи, голова словно была наполнена мокрым песком.
- Почему здесь так чертовски холодно?
- Здесь тепло, – Лави с грустной полуулыбкой качнул головой, подцепляя со стула шерстяную кофту Канды и накидывая ему на плечи. – Просто у тебя стресс и шок.
Они снова замолчали. Аллен разглядывал свои пальцы, борясь с желанием опять заплакать. Лави обеспокоенно и как-то тяжело смотрел на него.
- Как Линали?
Лави дернул бровью.
- Ты, действительно, хочешь поговорить об этом? – Уолкер пожал плечами, и собеседник чуть раздраженно вздохнул. – Волнуется, Аллен. Все за тебя волнуются.
Это было глупо. Зачем о нем беспокоиться? Он-то жив, здоров, и даже обошлось без подростковых истерик, разрушений или объявления голодовок. Вот Канда не стал бы из-за него волноваться. Или стал бы? Интересно, он сейчас смотрит на него из – с Раем образ Канды никак не вязался – того мира и думает, что за сопливый стручок?
- Аллен, - голос Лави снова вырвал его в реальный мир, - ты знаешь, мы с Линали тянули время, как могли, но тут Левелье. Он хочет видеть тебя немедленно.
Сюрприз! А вот и главный стервятник пожаловал на пир. Аллена передернуло от сравнения, когда он представил инспектора, хищным клювом выедавшего его останки. Он медленно поднялся, ноги подкашивались, и Лави пришлось поддержать его за руку, расправил плечи и глубоко вздохнул.
С вероятностью в плюс бесконечность процентов его пустят под трибунал. Что ж, значит, вперед и с песней.
***
В первое утро на станции Аллен с неподдельным удивлением узнал, что Кросс отправил его в космос не просто штатным пилотом андроида, а командиром корабля. На Земле его званием было бы что-то среднее между старшим лейтенантом и капитаном (достаточно высоко, чтобы руководить другими, достаточно низко, чтобы руководили тобой). Кроме того, он познакомился с будущими коллегами, например, с Лави – Аллен не понял, какая у него была должность, но именно этот рыжий улыбчивый парень отвечал за связь Ковчега со станцией. Уже знакомая Линали, пилот-одиночник, работала в основном на скоростном андроиде и сопровождала небольшие исследовательские группы. А также, он узнал, что у него есть второй пилот и бортинженер Канда.
Его отношения с Кандой не заладились еще с того презрительного взгляда и глупого смешка, они не могли находиться рядом и десяти минут, чтобы не поругаться, а пробный полет чуть не стал катастрофой. Они не перестали соперничать даже в первой синхронизации и в итоге просто выбросили друг друга в реальность раньше, чем даже успели войти в контакт. Еще и потеряли управление кораблем. Комуи не меньше часа промывал им мозги на эту тему, переходя то на крик, то на истерические возгласы.

Боевые космические корабли последней модели имели не только ручное управление, но и могли подчиняться прямым приказам мозгового центра пилота (чаще всего двоих, потому что отправляться в открытый космос в одиночестве все еще считалось самоубийством). Во втором случае требовалась синхронизация, и она предполагала полный контроль над своими эмоциями и переживаниями. Стоило пилоту на секунду отвлечься на собственные чувства, и он терял контроль, восстановить который было почти невозможно. Это же касалось и андроидов за тем исключением, что роботы не имели ручного управления в принципе.

Начальство, тем не менее, доводы смотрителя и всех кураторов слушать отказывалось и требовало, чтобы боевой Ковчег-два сопровождал исследовательский «65-ый» на очередную возможно пригодную для жизни планету. По прогнозам, там могла поджидать засада Акума – беспилотных боевых андройдов, созданных на основе роботов, уничтожавших Евразию. Их создатель – обезумевший ученный с псевдонимом Граф – жаждал захватить всю вселенную, а Черный Орден, перешедший от Ватикана ООН, был призван с ним бороться.
До планеты они с горем пополам добрались и без синхронизации (Аллен, скрипя зубами, уступил управление Канде, так как в искривленном пространстве он ориентировался чуть лучше, чем плохо – школьные уроки сильно отличались от реальности), даже разобрались с большинством Акума. Все пошло наперекосяк, когда враги начали уходить с поле боя, и Аллен решил, что преследовать их будет себе дороже, а Канда был категорически с ним не согласен.
Не поделив управление, они врезались в последнего оставшегося Акума, насквозь прорезав левый бок Ковчега и повредив один из двигателей. Уолкер никогда не признался бы, но он был благодарен Канде, за то, что тот среагировал намного быстрее, включая экстренную герметизацию кабины и нахлобучивая ошарашенному Аллену на голову шлем с подачей кислорода. Обратный путь они оба провели в стазисе на буксире у «65-ого».

- Иди к черту, – посоветовал Канда, резко опуская открывающий рычаг. Аллен с тихим рычанием подскочил к нему.
- Да, мать твою, ну, неужели, это так сложно, просто делать, что я говорю?!
- Вот еще, буду я выполнять приказы какой-то сопливой малявки!
- Аллен! Меня зовут Аллен, тупица, и я командир! Я, а не ты!
Они с одинаковой яростью уставились друг на друга. Лави внизу весело присвистнул, закладывая руки за голову.
- Плевать мне, как тебя зовут, – Тихо прошипел Канда ему в лицо. Аллен насупился, собираясь сказать очередную колкость. Но тот с презрительным хмыканьем спрыгнул из кабины, не дожидаясь трапа. Уолкер медленно выдохнул и приказал себе не раздражаться по пустякам. Не хватало еще испортить себе нервы из-за высокомерных идиотов. Как будто Кросса было мало…
- Ладно, ребятки, - Лави перехватил Канду под локоть, не давая уйти, и поманил Аллена, - у меня есть отличная идея.
Уолкер тихо застонал - вот только отличных идей Лави ему не хватало для полного счастья!
Лави привел их небольшой спортивный зал, Аллен удивленно приподнял брови: рыжий друг хотел решить дело дракой? Тот, не обращая никакого внимания на их с Кандой гримасы, поставил их на небольшом расстоянии друг от друга и удовлетворенно кивнул.
- Супер. Я считаю, что основная ваша проблема – отсутствие доверия! – Лави с до невозможности умным видом вздернул вверх указательный палец, - так что будем над этим работать.
Не увидев ожидаемого энтузиазма, он развернул Канду спиной и отошел к стене.
- Юу, падай назад.
Повисла пауза. Канда уставился на него с таким видом, будто Лави предложил ему как минимум станцевать стриптиз. Аллен засмеялся, попутно делая себе пометку узнать что за «юу».
- Че-го?
- Того, падай, давай, – Лави взмахнул рукой, по-видимому, изображая падение. – Что непонятного?
- Лави, - начал Канда вкрадчивым голосом, - скажи честно, ты рехнулся?
Аллен захихикал с новой силой, Лави с тяжелым вздохом посмотрел на потолок.
- Господи, как с вами сложно! – Он подошел к Канде, снова разворачивая его спиной к Уолкеру. – Ты доверяешь Аллену, так что падай назад. В чем проблема?!
Лави, в конце концов, просто толкнул его в плечо, и Канда пошатнулся от неожиданности, заваливаясь назад. Аллен заботливо подпихнул ближайший мат ногой, чтобы напарник, не дай бог, не ударил голову, и невинно взглянул на него сверху вниз. Канда скрежетнул зубами и показал ему неприличный жест.
- Аллен! Ты должен был поймать его!
- Ты не говорил, – Уолкер с легкой полуулыбкой повернулся к возмущенному Лави и пожал плечами.
Парень раздраженно прищурился, переводя взгляд с одного на другого: Аллен продолжал изображать святую невинность, флегматично глядя в сторону; Канда пытался убить Аллена взглядом.
- Я понял, это упражнение вам не по вкусу, – Лави сладко улыбнулся, заставив Аллена настороженно подобраться: примерно так улыбался Кросс, когда собирался попросить его принести, например, подлинник Моны Лизы, чтобы повесить на дверь в туалете, она, мол, по цветовой гамме подходит. – Ну, не страшно, у меня есть еще много других!
Улыбка Аллена резко скисла. Только что севший Канда с шипением откинулся обратно на мат, закрывая лицо руками.
***
Многочисленные сотрудники замолкали и застывали как вкопанные, когда Аллен проходил мимо. Это было… смешно. В смысле нет, это не было смешно, потому что он не оправдал ожиданий, чуть не провалил миссию и убил одного из лучших пилотов. Но то, как все эти люди, еще вчера приветливо здоровавшиеся с ним, сейчас отводили глаза и отворачивались - это было забавно. Это в очередной раз открывало истинную природу человечества.
Аллен иронически улыбнулся своим мыслям – «неужели, ты думал, что все они – твои друзья?» Кросс назвал бы его фантастически наивным болваном, и был бы абсолютно прав.
Автоматически передвигая ноги, Уолкер добрался до верхнего этажа и застыл перед конференц-залом. Прямо напротив зала был расположен один из немногих иллюминаторов, в нем приятным голубоватым оттенком светилась Земля.
- Уолкер, – Говард Линк, личный помощник Левелье и один из группы «Воронов» - специального подразделения для защиты и патрулирования ближайшей галактики, остановился рядом.
- Отсюда она выглядит такой безмятежной и счастливой, – так и не дождавшись ответа, он продолжил, - мне казалось, что я так скучаю по дому. А на самом деле нет, я привык быть здесь, привык к тому, как мы живем. И теперь все снова поменялось…
Аллен сжал зубы и впился ногтями в ладони. Линк со вздохом опустил ладонь ему на плечо, подталкивая в сторону ненавистной двери.
- Идемте, Уолкер. Вас ждут.
В центре конференц-зала стоял большой круглый стол с интерактивной картой галактики. Вокруг него были привинчены к полу кожаные кресла с высокой спинкой. Прямо-таки стол короля Артура! Да и атмосфера в помещении была соответствующая…
Мальком Левелье приторно улыбался, лениво перекатывая в руках карандаш, и Аллен не смог удержаться от кривоватой ухмылки в ответ. Кусок дерьма. Слева от инспектора с непроницаемым выражением на лице сидел Комуи, справа – с электронной сигаретой (разве здесь можно курить?!) развалился Кросс.
Уолкер вздернул подбородок, пожалев, что у него не было времени привести себя в порядок, опекун, прищурившись, отсалютовал ему сигаретой. Аллен задумался, что тот мог бы ему сказать, останься они одни. Получалось что-то в духе «молодец, тупица, ты оказался неудачником даже в большей степени, чем я ожидал» или «ну, и чего ты раскис, малявка сопливая, у тебя есть еще целая жизнь, чтобы запороть все окончательно».
Линк подтолкнул его к одному из кресел.
- Аллен Уолкер, – Левелье до тошноты противно растягивал гласные буквы в его имени, - когда Мариан предложил вашу кандидатуру на освободившуюся должность, я, признаться, был очень удивлен. Тем более, мне казалось, Вы сами не собирались продолжать семейную традицию…
Аллен молчал, угрюмо разглядывая Ветвь Ориона на столе перед собой. Собирался, не собирался, какая теперь разница? Левелье цокнул языком, так и не дождавшись ответа.
- Что ж, Вы меня приятно удивили, Уолкер. – Аллен резко вскинул голову, недоверчиво глядя на инспектора, - Поздравляю с успешно выполненным заданием.
Что? Какое, мать вашу, успешно выполненное задание?! Он перевел настороженный взгляд на Комуи, который тут же низко опустил голову. Левелье продолжал отвратно улыбаться, наслаждаясь его замешательством.
- Вы в курсе сути задания Мари? – Аллен напряженно покачал головой. – Ноэль Органон должен был позволить себя схватить, чтобы проникнуть в тыл врага и захватить схемы Акума.
Наши ученые сейчас работают над тем, чтобы перехватить их сигнал и подчинить Ордену. Конечно, то, что произошло с Юу Кандой и его андройдом, очень прискорбно, но цель оправдывает средства, верно, Уолкер?
Инсценировка. Они с Кандой должны были спасать людей, которые добровольно позволили взять себя в плен.
Аллен с нарастающим возмущением открыл рот, не до конца понимая, что вообще собирался сказать:
- Это… Я….
- Очень рад. – Кросс перебил его очень странным голосом, не отводя не менее странного взгляда, – ты очень рад, что смог послужить на благо Ордену, я прав, Аллен?
Кросс не звал его по имени, когда речь шла о каких-то пустяках. Уолкер медленно кивнул и заставил губы приподняться в подобии улыбки, надеясь, что это не похоже на оскал.
- Я очень рад… - «что ты сидишь далеко, вонючий ублюдок, так далеко, что я не могу сломать тебе твой чертов нос!»
Кросс бросил ему еще один предостерегающий взгляд. Левелье с довольным видом наклонился вперед и положил подбородок на сцепленные пальцы.
- Я надеюсь, Вы и впредь будете служить нам верой и правдой.
- Не сомневайтесь, – выплюнул Аллен, резко поднимаясь. – Я могу быть свободен?
- Можете, – благосклонно кивнул инспектор, одаривая его очередной фальшивой улыбочкой.
***
Канда случайно обнаружился за одним из эвакуационных шаттлов, которые Аллен обходил по стене, желая подобраться к Ковчегу незамеченным. Парень сидел в позе лотоса с закрытыми глазами: то ли медитировал, то ли просто спал. Уолкер, недолго думая, плюхнулся рядом, опираясь спиной о стену и вытягивая ноги.
- Эй.
- Чего приперся?
- Поговорить.
- О, ну, я весь внимание, – иронически произнес Канда, так и не поворачивая головы и не открывая глаза. Аллен чуть нахмурился и пихнул его в плечо, привлекая внимание.
- Я не пытаюсь заменить тебе Алму, мне вообще плевать, просто… не надо меня ненавидеть, я ничего тебе не сделал.
Про Алму Аллену рассказала Линали. Они были специальным проектом, Линали Ли, Алма Карма и Юу Канда, доставленные на борт «Европы» еще в раннем детстве и выросшие среди звезд. Канда и Алма были командой с самого начала, их учили работать друг с другом, из них сделали идеальную команду. И, как понял Аллен, к вящему неудовольствию начальства, они стали парой. То есть, еще с эпохи расцвета генной инженерии, однополые отношения вошли в норму и никого не удивляли, но в режиме постоянного напряжения космической станции подобное не приветствовалось. Впрочем, никто с этим не боролся, пустив их воспитание на самотек. А потом, Алма умер.
Канда медленно открыл глаза и внимательно посмотрел на него.
- Кто тебе сказал?
- Какая разница? Ты вообще слу…
- Большая. Мне нужно знать, кому отрезать язык, – Канда резко поднялся, намереваясь уйти. Аллен быстро схватил его за запястье, утягивая обратно вниз.
- Послушай! Просто выслушай меня! – Убедившись, что Юу не собирается бежать на поиски случайного информатора, Уолкер скрестил ноги, наклоняясь ближе. – Тебе же тоже осточертели все эти тренинги на доверие, так почему бы не прекратить? Это не сложно, просто притвориться, что мы ладим.
Канда дернул рукой, вырывая запястье, и настороженно прищурился. Лави в своих упражнениях действительно довел его до ручки, заставив весь день ходить прикованным к Аллену наручниками. Проблема была не в том, как заниматься привычными делами, есть или ходить в туалет, все-таки они оба не отличались застенчивостью, проблема была в том, что это не работало. Они все так же ругались из-за каждого пустяка, Аллену иногда казалось, что Канду бесит даже то, как он дышит. То, что он в принципе дышит.
- Я не желаю притворяться, – наконец вынес он свой вердикт, порываясь снова встать.
Аллен перехватил его за бедра, силой опуская обратно.
- Да в чем твоя проблема, а? Не хочешь – не надо, просто прекрати вести себя так… так… - он возмущенно взмахнул руками, не находя подходящего слава. – прекрати быть таким придурком!
- Это я-то придурок? – Канда вжал его в стену, хватая за горло и опасно блестя глазами. – Это ты, тупой, маленький уродец. Высокомерный неженка с Земли, решивший, что все вокруг должны ему, раз он соизволил тут оказаться.
Аллен открывал рот, пытаясь вдохнуть воздух, и вцепился онемевшими пальцами в руку Канды, давившую на горло.
- Это… не правда… - выдавил он, чувствуя, как темнеет в глазах от нехватки кислорода. Хватка на горле ослабла, и Аллен судорожно закашлялся.
- Это правда.
- Я на него похож. Вот это правда.
Об их с Алмой «похожести» заикнулся Лави. Аллен помогал ребятам в исследовательском отделе, а те взамен учили его ориентироваться в искаженных пространственно-временных коридорах. Лави был там же, сосредоточенно записывал какие-то данные, краем глаза наблюдая за Алленом и остальными. Через некоторое время он просто отложил бумаги и, уже не отрывая странного взгляда от Уолкера, заявил, что тот ему кое-кого напоминает. В комнате повисла напряженная тишина, а потом одна из ученых, Лоу Фа, тихим голосом сказала про Алму.
К своему неудовольствию, Аллен решил, что они с Алмой действительно обладали несколькими общими чертами (просто не хотелось признавать, что на самом деле общего было намного больше). Судя по рассказам ребят, Алма был веселый и жизнерадостный, вежливый, добрый, всегда был готов помочь. И, да, Алма был напарником Канды. Хотя бы этой причины было достаточно, чтобы Аллена он невзлюбил.
Канда с силой впечатал его головой в стену, снова сжимая горло, и Уолкер понял, что попал в точку. На этот раз сил сопротивляться у него не было, и он сквозь предобморочную дымку почувствовал, как Юу отпустил его, укладывая на пол.

Лави разбудил их около пяти утра, бросив на кровать специальную одежду. Около недавно заселенной планеты появилась большая группа Акума.
Аллен возбужденно шагал к ангару, на ходу поглощая сэндвич с искусственным мясом и пытаясь не подавиться соком. Его первое настоящее задание! Первым настоящим он считал его потому, что там ожидалась реальная битва, а не парочка заблудших беспилотников. Кроме того, это первый раз, когда с ними не будет никакого сопровождения, ни исследователей, ни «воронов», ни-ко-го!
- Доброе утро! – Аллен солнечно улыбнулся Лави и Линали, стоящим около блестящего бока Ковчега, и получил в ответ такие же приветливые взгляды. Лави, впрочем, тут же посерьезнел.
- Вам придется войти в полную синхронизацию, иначе не справиться.
Уолкер пожал плечами и огляделся.
- А где…
- Он уже внутри, – Лави протянул ему шлем и подмигнул, - удачи, Аллен.
Уолкер быстро взлетел по ступенькам трапа, любовно задевая кончиками пальцев стены, надел шлем и плюхнулся в свое кресло.
- Доброе утро, Канда – придурок, - Канда ответил ему сердитым взглядом и промолчал. «Не больно-то и хотелось!» - кисло подумал Аллен, вспоминая вчерашний инцидент. Запретив себе думать о чем-то кроме миссии, он опустил левую ладонь на сенсор, – Ковчег-два, активация всех систем.
Корабль тихо загудел, оживая, на панели управления засветились маленькие лампочки, появилась интерактивная карта.
***
Аллен вяло размазывал искусственные овощи по тарелке, методично превращая их в пюре, когда на соседний стул опустился Мари.
- Мне жаль, Аллен, – голос мужчины отдавал горечью, но Уолкер слабо улыбнулся и покачал головой.
- О чем ты, Мари? Ты уж точно ни в чем не виноват.
- Я мог не соглашаться на план Левелье.
Мог. Но согласился. Как согласился бы любой из сотрудников Ордена, потому что у инспектора были свои рычаги воздействия.
Очень немногие из сотрудников Черного Ордена оказались здесь по своей собственной воле, космос был востребован только тогда, когда его начинали осваивать. А теперь, спустя столько лет, из самой престижной профессия космонавта превратилась в одну из самых не желаемых. Почему? Ответ прост, умереть в космосе было в несколько сот раз легче, чем на любой, даже самой не освоенной из планет. Одна осечка, твоя, второго пилота, кого-то из команды, и можно прощаться с жизнью из-за отсутствия кислорода, потери управления в синхронизации, изменившихся координат.
Младший сын Мари и Миранды был болен раком – единственной болезнью, которую человечество так и не смогло вылечить до конца из-за постоянного прогресса вируса. Не было ничего удивительного в том, что ослепший в юности Нойз цеплялся за должность пилота, не так просто было найти работу на Земле, тем более с таким недугом. И, да, ты можешь умереть, если твоя жена встанет не с той ноги (в случае с Мирандой эта шутка, правда, была неактуальна), зато у твоих детей будет достаточно денег на дорогие лекарства.
В любом случае, Аллен считал, что никто кроме самого человека, не может судить о моральности тех или иных поступков. Он старался заставить голос звучать как можно более уверенно.
- Заниматься самобичеванием – пустая трата времени. Я оказался плохим командиром, Канда был слишком… - Уолкер развел руки, не находя подходящего слова, - в общем, это не твоя вина.
Аллен похлопал Мари по плечу и пошел к выходу из столовой.
Интересно, что будет дальше? Левелье прикажет найти ему нового напарника, и он действительно до конца жизни будет бороздить просторы космоса? Ничего не скажешь, отличная перспектива.
Хмыкнув в такт своим мыслям, Аллен толкнул тяжелую дверь в диспетчерскую. Лави крутанулся на стуле и отсалютовал ему планшетом.
- Йо, Аллен, как жизнь? – несмотря на веселый голос, во взгляде друга сквозило беспокойство, и Аллен закатил глаза, падая на соседнее кресло.
- Лучше всех, – Лави кинул ему недоверчивый взгляд, - о Боже, серьезно, я в порядке!
- Как скажешь, как скажешь…
Друг повернулся к большому экрану, на сегментах которого были изображены разные помещения станции. Аллен лениво наблюдал за изображением Комуи, который нервно заламывал руки и расхаживал по своему кабинету.
Проснувшись с утра, он твердо решил не сходить с ума и не поддаваться упадническим настроениям. Да, то, что произошло, было трагедией, трагедией мирового масштаба, если хотите. Но это также была его личная трагедия. Вмешивать кого-то еще, вешать на других свои проблемы, выглядеть слабым? Вот уж увольте.
- Эй, Аллен, хочешь бесплатное кино посмотреть? – Лави с хитрой ухмылкой нажал какие-то кнопки, и изображение кабинета Комуи развернулось на весь экран. – Так-с, еще момент…
- Что ты делаешь? – с умеренным любопытством, все-таки, решил уточнить Аллен, наблюдая за манипуляциями друга. Тот продолжал нажимать на кнопки и что-то вводить через планшет.
- И-и… бинго!
- … мы не можем скрывать это! Речь о его отце! – голос Комуи ворвался в комнату, заставив Аллена подскочить на месте. Лави довольно улыбался, развалившись в своем кресле.
- Лави, это…
- Невежливо, незаконно и очень весело! – воскликнул Лави, одаривая его очередной улыбкой. – Расслабься и получай удовольствие.
Тем временем дверь кабинета распахнулась, и на записи появились новые действующие лица. Мальком Левелье уселся в кресло, закидывая ногу на ногу, Линк остался стоять около двери. Там присутствовали еще несколько человек, но Аллен не знал о них ровным счетом ничего.
- Итак, Комуи, расскажите нашим коллегам, что именно произошло.
Комуи Ли ставший собранным и серьезным в тот же миг, как открылась дверь кабинета, кивнул и подравнял лежащие на столе бумаги. По мнению Аллена, данное действие было лишено всякого смысла – в кабинете царил такой беспорядок, что одна ровная стопка ничего не меняла.
- Несколько часов назад наши датчики зафиксировали сигнал Ковчега-один.
Ощущение было такое, будто бы пол вдруг резко исчез и Аллен рухнул куда-то вниз.

На первом Ковчеге десять лет назад Мана отправился искать Неа, когда был зафиксирован сигнал с Тимкампи – личного корабля дяди. Ученые опасались, что сигнал был сфальсифицирован Графом, чтобы заманить Ману в ловушку и захватить Ковчег. Мана, к сожалению, не поверил в засаду, пока не увидел вражескую флотилию андройдов своими глазами. Мана, находясь, в полной синхронизации не справился с управлением, когда пытался обойти врагов по кругу, и оказался слишком близко к горизонту событий. Притяжение черной дыры было чересчур сильным и Ковчег-один затянуло внутрь.
По крайней мере, именно такую версию событий рассказали его маленькому сыну, когда стало понятно, что Уолкер-старший не вернется.

- И почему Вы так обеспокоены, Комуи? – Левелье чуть прищурился.
Аллен резко поддался вперед, вцепляясь онемевшими пальцами в приборную панель и жадно впитывая каждое слово Комуи. Ученый сцепил пальцы перед лицом и положил на них подбородок.
- Если есть хоть один шанс, что Мана жив, мы должны попробовать спасти его.
Шанс был минимален. Системы космических кораблей были рассчитаны на поддержание пилота в стазисе в течение десяти лет. Помимо того, что этот срок подошел к концу, никто не знал, успел ли Мана вообще лечь в капсулу. Никому не было известно, что происходит с людьми, с живой материей, попавшей в черную дыру.
- Почему вы не думаете, что это может быть ловушка? Такая ситуация уже однажды произошла и мы потеряли один из лучших кораблей.
Комуи тяжело вздохнул. Остальные люди в комнате тихо перешептывались между собой, пока одна женщина – блондинка со шрамом на лице – не вышла вперед.
- Я правильно понимаю, инспектор, что Вы предлагаете бездействовать?
- Вы понимаете правильно, мисс Найн, - Левелье с холодцей улыбнулся, - более того, я запрещаю сообщать об этих сигналах кому бы то ни было. Особенно Мариану Кроссу и этому мальчику, Уолкеру.
- Но, инспектор…
Аллен ну слушал дальше. Он вскочил с места и быстрым шагом направился к выходу.
***
- Ты готов? – Аллен внимательно посмотрел на Канду и, дождавшись короткого кивка, глубоко вздохнул. – Полная синхронизация…
Сначала ничего не происходило, и он даже успел забеспокоиться, что у Канды, правда, нет мозга, поэтому в синхре и было так пусто. Но ощутимая вспышка чужого недовольства быстро убедила его в обратном. А потом вокруг ураганом замелькали чужие чувства и воспоминания…
- Меня зовут Алма…
- Ты бесишь меня, придурок!
- Юу, ты не должен обижать Линали, она…
- Канда, мы с Алмой хотели…
- Я знаю, что на самом деле нравлюсь тебе, я это видел!
- Ты не должен стесняться этого. Это ваши чувства, это ваша…
- Я с ним сплю. Для вас это проблема?
- Эй, Юу, какая у тебя мечта? Я, например, больше всего хочу увидеть небо…
- Не смей, Алма! Не надо…
- Мне жаль, Канда. Он не выжил, сгорел в атмосфере…
- Ты будешь, иначе…

- Я на него похож. Вот, правда.
Аллен совершенно не ожидал увидеть собственное лицо, собственные искусанные губы и затуманенный взгляд. Розовый кончик языка быстро скользнул по нижней губе, увлажняя пересохшую кожу. Чувства Канды, а именно отвращение, желание, боль, надежда, все это бешеным потоком хлынуло в самого Аллена, заставляя задохнуться. Слишком много…
«…дурок! Ты слышишь?!» – знакомый голос прорывался сквозь поток чужого сознания, - «приди в себя!»
«Канда!»
Аллен распахнул глаза, но увидел перед собой только открытый космос. Канда ощущался рядом, как будто стоило протянуть руку и вот он – здесь, но на самом деле его не было.
«Тебя, блядь, не учили, что нельзя расслабляться?!»
Ох, он только что чуть не угробил их обоих. Настоящая синхронизация ни капельки не напоминала те виртуалки, которые заставляли проходить их на Земле.
«Да срать мне, что эта твоя первая синхра. Ты маленький урод!»
Аллен сосредоточился, пытаясь почувствовать тело, и с удивлением обнаружил, что оно действительно есть: повинуясь его желанию, корабль сдвинулся вбок. Канда все еще ощущался раздражением где-то рядом, но уже не таким инородным. Он словно стал продолжением самого Аллена. Это было… странно.

Акума оказалось много, а синхронизация в андроиде была еще более… Аллен сказал бы, что это было интимно. Возможно, виной тому было само сражение, бой разгорячил их обоих.
«Справа» - азарт Канды преумножал его собственное возбуждение.
«Я прикрою» - если бы он мог, Аллен бы ухмылялся. Акума яркими вспышками взрывались, озаряя темное космическое пространство. Противник сверху, блок сзади, быстрее, жестче…

Первые секунды в реальности Аллен учился заново дышать. А потом он учился чувствовать себя собой: очень не хватало чужого присутствия «рядом». И видимо, не одному ему не хватало. Аллен не понял, как они с Кандой оказались на ногах, он не успел заметить, когда Юу оказался так непозволительно близко.
- Что ты…
- Замолчи.
Канда дернул его на себя, сжимая предплечья и грубо целуя. И Аллен приоткрыл губы, подаваясь вперед. Поцелуй был несдержанным, влажным и горячим. Уолкер вырвал свои руки, проводя вверх по плечам Канды и зарываясь пальцами в волосы. Канда с силой сжал его талию, притягивая еще ближе, и сделал шаг назад, садясь в кресло. Аллен перекинул ногу ему через колени и опустился сверху, дыхание у обоих сбилось.
- Что ты делаешь? – полушепотом повторил Уолкер свой предыдущий вопрос, отстранившись. Канда прикрыл глаза, скользнув пальцами по его спине и останавливая ладони на ягодицах Аллена, несильно сжимая.
- А что, по-твоему, я делаю?
Аллен нахмурился. Ему было горячо, горячо от собственного возбуждения, горячо от прикосновений Канды. Перед глазами все плыло. На периферии сознания навязчиво крутилась мысль…
- Я не он, - хрипло выдохнул Аллен, сосредотачиваясь на беспокоящей его мысли, - я не Алма.
Канда поднял голову, посмотрел на Уолкера нечитаемым взглядом и усмехнулся.
- Я заметил. Аллен…
Уолкер тихонько застонал, когда влажные губы коснулись его шеи. Канда расстегнул молнию на его форме и помог Аллену выпутать руки их облегающей ткани. Тот незамедлительно проделал то же самое с формой напарника, шалея от ощущения горячей кожи под пальцами. Канда медленно провел ладонью по его торсу и опустил на пах, слегка надавливая, и Аллен понял, что пропал.









@темы: Квест 5, Команда Аллена

Комментарии
2014-12-15 в 23:56 

Allen-team
Ем и не толстею

2014-12-15 в 23:56 

Allen-team
Ем и не толстею

2014-12-16 в 17:19 

Sabaku no Shukaku
The owls are not what they seem.©
Интересная история. Жаль, так и не поняла, каким образом Канда умудрился выжить. Но в целом понравилось. Спасибо)

2014-12-16 в 22:30 

iug [DELETED user]
Я очень люблю фантастику, так что читал с удовольствием, очень понравилось, но солидарен с комментом выше: не понял, что вообще случилось с Кандой, почему он «умер» и как выжил.

2014-12-17 в 18:57 

Allen-team
Ем и не толстею
Sabaku no Shukaku, Интересная история. Жаль, так и не поняла, каким образом Канда умудрился выжить. Но в целом понравилось. Спасибо)
iug, Я очень люблю фантастику, так что читал с удовольствием, очень понравилось, но солидарен с комментом выше: не понял, что вообще случилось с Кандой, почему он «умер» и как выжил.
Спасибо :heart::heart::heart: автор рад, что вам пришлось по вкусу :dance2:
дедлайн такой дедлайн XD
так и было задумано
если честно

2014-12-17 в 19:02 

iug [DELETED user]
Allen-team, поня-а-атно :) спасибо за разъяснения ^^

2014-12-18 в 00:33 

Sabaku no Shukaku
The owls are not what they seem.©
Allen-team, ну я где-то так и представляла :)

2014-12-18 в 00:44 

yablochkey
life gave me some lemons so I made some lemonade
классный текст, не жалею потраченного времени
правда, жаль, что фик местами не вычитан, ну и баги с сюжетом, да :)

   

DGM Char Wars

главная